Для чего исповедуются в церкви

Оглавление

Таинство исповеди-покаяния есть великая милость Божия

Каждый раз, когда в храме совершается Божественная Литургия, перед началом службы из алтаря выходит священник. Он направляется в притвор храма, где его уже поджидает народ Божий. В его руках Крест – знамение жертвенной любви Сына Божия к человеческому роду, и Евангелие – благая весть о спасении. Священник полагает Крест и Евангелие на аналой и, благоговейно поклонившись, возглашает: «Благословен Бог наш всегда, ныне и присно и во веки веков. Аминь».

Так начинается Таинство Исповеди. Само название указывает на то, что в этом Таинстве совершается что-то глубоко интимное, вскрывающее тайные пласты жизни личности, которых в обычное время человек предпочитает не касаться. Наверное поэтому так силен страх перед исповедью у тех, кто еще ни разу к ней не приступал. Сколь долго им приходится переламывать себя, чтобы подойти к исповедальному аналою!

Напрасный страх!

Происходит он от незнания того, что же на самом деле совершается в этом Таинстве. Исповедь – не насильственное «выковыривание» грехов из совести, не допрос и, тем более, не вынесение «обвинительного» приговора согрешившему. Исповедь – это великое Таинство примирения Бога и человека; это – сладость прощения греха; это – трогательное до слез явление любви Бога к человеку.

Мы все много грешим пред Богом. Тщеславие, неприязнь, пустословие, насмешки, неуступчивость, раздражительность, гнев – постоянные спутники нашей жизни. На совести почти каждого из нас лежат и более тяжкие преступления: детоубийства (аборты), супружеские измены, обращение к колдунам и экстрасенсам, воровство, вражда, месть и многое другое, делающее нас повинными гневу Божию.

При этом следует помнить, что грех – это не факт в биографии, который можно легкомысленно забыть. Грех – это «черная печать», до конца дней пребывающая на совести и не смываемая ничем, кроме Таинства Покаяния. Грех обладает растлевающей силой, способной вызывать за собой цепочку последующих, более тяжких прегрешений.

Один подвижник благочестия образно уподобил грехи… кирпичам. Он говорил так: «Чем больше нераскаянных грехов на совести у человека, тем толще стена между ним и Богом, составленная из этих кирпичей – грехов. Стена может стать настолько толстой, что животворящая благодать Божия перестает достигать человека, и тогда он испытывает на себе душевные и телесные последствия грехов.

К душевным последствиям относятся нелюбовь к отдельным людям или обществу в целом, повышенная раздражительность, гневливость и нервозность, страхи, приступы озлобления, депрессия, развитие в личности пагубных пристрастий, уныние, тоска и отчаяние, в крайних формах порой переходящее в тягу к самоубийству. Это вовсе не невроз. Так действует грех.

К телесным последствиям относятся болезни. Почти все заболевания взрослого человека, явно или неявно, связаны с прежде содеянными им грехами.

011

Так вот, в Таинстве Исповеди совершается великое чудо милости Божией к согрешившему. После чистосердечного раскаяния во грехах пред Богом в присутствии священнослужителя как свидетеля покаяния, при чтении священником разрешительной молитвы, сам Господь Своею всесильною десницей разбивает стену из грехов-кирпичей в пыль, и рушится преграда между Богом и человеком».

Приходя на исповедь, мы каемся не перед священником. Священник, будучи сам человеком грешным, есть только свидетель, посредник в Таинстве, а истинным Тайносовершителем является Господь Бог. Тогда зачем исповедоваться в церкви? Не проще ли покаяться дома, наедине пред Господом, ведь Он везде нас слышит?

Да, действительно, личное покаяние до исповеди, приводящее к осознанию греха, к сердечному сокрушению и отторжению содеянного проступка, необходимо. Но само по себе оно не является исчерпывающим. Окончательное примирение с Богом, очищение от греха совершается в рамках Таинства Исповеди непременно при посредничестве иерея.

Такая форма Таинства установлена самим Господом Иисусом Христом. Явившись апостолам по своем преславном Воскресении, Он, дунув, сказал им: «…примите Духа Святого. Кому простите грехи, тому простятся; на ком оставите, на том останутся» (Ин. 20:22-23). Апостолам, столпам древней Церкви, дана была власть снимать с сердец людей покрывало греха. От них эта власть перешла к их преемникам – церковным предстоятелям – епископам и священникам.

Кроме того, важен моральный аспект Таинства. Несложно перечислить свои грехи наедине перед Всезнающим и Невидимым Богом. А вот открытие их в присутствии стороннего лица – священника, требует немалого усилия по преодолению стыда, требует распятия своей греховности, что приводит к несравненно более глубокому и серьезному осознанию личной неправоты.

Святые отцы Таинство исповеди-покаяния называют «вторым крещением». В нем к нам возвращается та благодать и чистота, которые были даны новокрещенному и оказались утрачены им через грехи.

Таинство исповеди-покаяния есть великая милость Божия к слабому и склонному к падению человечеству, оно есть доступное всем средство, ведущее к спасению души, постоянно впадающей в прегрешения.

В течение всей нашей жизни наша духовная одежда непрестанно покрывается пятнами греха. Их можно заметить лишь тогда, когда одежда наша бела, то есть очищена покаянием. На темной от греховной грязи одежде нераскаянного грешника пятна новых и отдельных грехов не могут быть заметны.

Поэтому нельзя откладывать наше покаяние и давать сплошь замарываться нашей духовной одежде: это ведет к притуплению совести и к духовной смерти.

И только внимательная жизнь и своевременное очищение греховных пятен в Таинстве исповеди может сохранить чистоту нашей души и присутствие в ней Духа Святого Божия.

Святой праведный Иоанн Кронштадтский пишет: «Исповедываться в грехах надо чаще для того, чтобы поражать, бичевать грехи открытым признанием их и чтобы больше чувствовать к ним омерзение».

Как пишет о. Александр Ельчанинов, «нечувствие, каменность, мертвость души – от запущенных и не исповеданных вовремя грехов. Как облегчается душа, когда немедленно, пока больно, исповедуешь совершенный грех. Отложенная исповедь может вызывать бесчувствие.

Отсюда участие в Таинстве исповеди не должно быть редким – один раз за длинный период, как, может быть, думают те, кто ходит на исповедь один раз в год или немногим более.

Процесс покаяния есть непрерывный труд по исцелению душевных язв и очищению каждого вновь появившегося греховного пятнышка. Только в этом случае христианин не будет утрачивать своего «царственного достоинства» и будет оставаться в числе «народа святого» (1Пет. 2:9).

При пренебрежении Таинством исповеди грех будет угнетать душу и вместе с тем, по оставлении ее Духом Святым, в ней будут открыты двери для вхождения темной силы и развития страстей и пристрастий.

Для чего исповедуются в церкви

Также может наступить период неприязни, вражды, ссор и даже ненависти к окружающим, что отравит жизнь и согрешившему и ближним.

Могут появиться навязчивые дурные мысли («психастения»), от которых согрешивший не в Силах освободиться и которые отравят его жизнь.

Сюда же будут относиться и так называемая «мания преследования», сильнейшее колебание в вере, и такие совершенно противоположные чувства, но одинаково опасные и мучительные, у – одних – непреодолимый страх смерти, а у других – стремление к самоубийству.

Наконец, могут наступить такие душевные и физические нездоровые проявления, которые обычно называют «порчей»: припадки эпилептического характера и тот ряд душевных безобразных проявлений, который характеризуется как одержимость и бесноватость.

Священное Писание и история Церкви свидетельствуют, что подобные тяжелые последствия нераскаянных грехов врачуются силой благодати Божией через Таинство Исповеди и последующее причащение Святых Тайн.

Показателен в этом отношении духовный опыт старца иеросхимонаха Илариона из Оптиной пустыни.

Иларион в своем старческом служении исходил из положения, изложенного выше, что всякий душевный недуг есть следствие наличия в душе нераскаянного греха.

Поэтому у подобных больных старец прежде всего старался путем расспроса выяснить все значительные и тяжелые грехи, совершенные ими после семилетнего возраста и не высказанные в свое время на исповеди, или по стыдливости, или по неведению, или по забвению.

После обнаружения подобного греха (или грехов), старец старался убедить пришедших к нему за помощью в необходимости глубокого и искреннего покаяния в грехе.

Для чего исповедуются в церкви

Если такое покаяние появлялось, то старец, как иерей, после исповеди отпускал грехи. При последующем причащении Святых Тайн обычно наступало полное избавление от того душевного недуга, который мучил грешную душу.

В тех случаях, когда у посетителя обнаруживалось наличие тяжелой и длительной вражды к ближним, старец повелевал немедленно примириться с ними и испросить у них прощения за все ранее причиненные обиды, оскорбления и несправедливости.

Подобные беседы и исповеди иногда требовали от старца большого терпения, выдержки и настойчивости. Так, он долго уговаривал одну одержимую сначала перекреститься, потом выпить святой воды, затем рассказать ему свою жизнь и свои грехи.

Вначале ему пришлось вынести от нее много оскорблений и проявлений злобы. Однако, он отпустил ее лишь тогда, когда больная смирилась, стала послушной и принесла полное покаяние на исповеди в соделанных ею грехах. Так она получила полное исцеление.

К старцу пришел один больной, страдавший стремлением к самоубийству. Старец выяснил, что у него ранее уже были две попытки к самоубийству – в 12-летнем возрасте и в юности.

На исповеди больной ранее не приносил в них покаяния. Старец добился у него полного раскаяния – исповедывал и причастил его. С тех пор мысли о самоубийстве прекратились.

Таинство исповеди-покаяния есть великая милость Божия

В Ветхом Завете есть несколько мест, свидетельствующих о том, что покаяние имело большое значение для судеб Древнего мира. Самое яркое из них относится ко временам Ноя, который проповедовал покаяние, но лишь его большая семья прислушалась к праведнику и спаслась (Быт. 6, 7 гл., 1Петр. 3; 20). Другой пример: проповедь пророка Ионы ниневитянам, возвещающая им погибель, была услышана жителями этого величайшего города древности. Раскаявшись в грехах, они умилостивили Бога своими молитвами и получили спасение (Иона 3; 3).

Уже в Новом Завете Предтеча и Креститель Христов Иоанн до того, как Господь вышел на общественное служение, проходил по всей окрестной стране Иорданской, проповедуя крещение покаяния для прощения грехов (Лк. 3; 3), а приходившие к Иоанну Крестителю каялись, исповедуя грехи свои (Мк. 1; 5). Потом призыв к покаянию прозвучал уже из Божественных уст. Покайтесь и веруйте в Евангелие (Мк. 1; 15), – возгласил Христос. Отпускать грехи в ветхозаветное время мог только Сам Господь; в основанной же Христом Церкви такое право дается апостолам и их преемникам. Так апостолу Петру Господь говорит следующие слова: и дам тебе ключи Царства Небесного: и что свяжешь на земле, то будет связано на небесах, и что разрешишь на земле, то будет разрешено на небесах (Мф. 16; 19).

Исповедь как главнейшая часть Таинства Покаяния, совершалась со времен апостолов: Многие же из уверовавших приходили, исповедуя и открывая дела свои (Деян. 19; 18).

Обрядовые формы совершения Таинства в апостольский век не были разработаны в деталях, но основные компоненты литургико-богослужебной структуры, присущие современному чинопоследованию, уже существовали. Они были следующими.

1. Устное исповедание грехов перед священником.

2. Поучение пастыря о покаянии сообразно с внутренним устроением принимающего Таинство.

3. Ходатайственные молитвы пастыря и покаянные молитвы кающегося.

4. Разрешение от грехов.

Если исповеданные кающимся грехи были тяжкими, то могли назначаться серьезные церковные наказания: временное лишение права участвовать в Таинстве Евхаристии; запрещение присутствовать на собраниях общины. За смертные грехи – убийство либо прелюбодеяние – не раскаявшихся в них публично извергали из общины. Грешники, подвергнутые такому суровому наказанию, могли изменить свое положение только при условии искреннего покаяния.

В древней Церкви существовало четыре разряда кающихся, отличающихся степенью строгости наложенных на них епитимий.

1. Плачущие. Они не имели права входить в храм и должны были, оставаясь в любую погоду у паперти, со слезами просить молитв у идущих на богослужение.

2. Слушающие. Они имели право стоять в притворе и благословлялись у епископа вместе с готовящимися ко Крещению. С ними же слушающие при словах «Оглашеннии, изыдите!» удалялись из храма.

3. Припа́дающие. Они имели право стоять в задней части храма и участвовать с верными в молитвах о кающихся. По окончании этих молитв они получали благословение епископа и выходили из храма.

4. Купностоя́щие. Они имели право стоять вместе с верными до конца Литургии, но не могли причащаться Святых Тайн.

Большую часть чинопоследования Покаяния в наше время составляют молитвы, которые Церковь в продолжение всего времени, назначенного древним кающимся для исправления, возносила между Литургией оглашенных и Литургией верных.

Покаяние в первохристианской Церкви могло совершаться как публично, так и тайно. Публичная Исповедь была неким исключением из правил, поскольку назначалась лишь в тех случаях, когда член христианской общины совершал тяжкие грехи, которые сами по себе были достаточно редки. Примером такого Покаяния в Новом Завете может стать коринфский грешник, который по увещанию апостола Павла был отлучен от общения с верными после содеянного им тяжкого греха. Его полное раскаяние подвигло апостола просить о возвращении его в лоно Церкви: Для такого довольно сего наказания от многих, так что вам лучше уже простить его и утешить, дабы он не был поглощен чрезмерною печалью. И потому прошу вас оказать ему любовь (2Кор. 2; 6–8).

Исповедание тяжких плотских грехов делалось публично, если было точно известно, что человек их совершил. Происходило это лишь тогда, когда тайная Исповедь и назначенная епитимья не приводили к исправлению кающегося. Отношение к таким смертным грехам, как идолопоклонство, убийство и прелюбодеяние в древней Церкви было очень строгим. Виновные отлучались от церковного общения на долгие годы. а иногда и на всю жизнь, и лишь близкая смерть могла стать причиной того, что епитимья снималась и грешнику преподавалось Причастие.

Публичное Покаяние практиковалось в Церкви до конца IV века. Его отмена связана с именем Константинопольского Патриарха Нектария († 398), который отменил должность пресвитера-духовника, занимавшегося делами публичного Покаяния. Вслед за этим постепенно исчезли степени Покаяния, и к концу IХ века публичная Исповедь окончательно ушла из жизни Церкви. Это произошло по причине оскудения благочестия. Такое сильнейшее средство, как публичное Покаяние, было уместно, когда строгость нравов и ревность по Боге были всеобщими и даже «естественными». Но позже многие грешники стали избегать публичного Покаяния из-за связанного с ним стыда. Другой причиной исчезновения этой формы Таинства явилось то, что грехи, открываемые всенародно, могли послужить соблазном для недостаточно утвержденных в вере христиан. Таким образом, тайная Исповедь, также известная с первых веков христианства, стала единственной формой Покаяния. В основном, вышеописанные изменения произошли уже в V веке.

В настоящее время при большом стечении исповедников в некоторых храмах совершается так называемая «общая Исповедь». Это нововведение, ставшее возможным из-за недостатка храмов и по другим, менее значимым причинам, – неправомерно с точки зрения литургического богословия и церковного благочестия. Следует помнить, что общая Исповедь – отнюдь не норма, а допущение, обусловленное обстоятельствами. «Поэтому, даже если при большом стечении кающихся священник проводит общую Исповедь, он должен перед чтением разрешительной молитвы дать возможность каждому исповеднику высказать наиболее отягощающие его душу и совесть прегрешения. Лишая прихожанина даже такой краткой личной Исповеди под предлогом нехватки времени, священник нарушает свой пастырский долг и унижает достоинство этого великого Таинства”49.

Схема чинопоследования

Вынос Креста и Евангелия на аналой.

Увещание священника перед Исповедью.

Возглас «Благословен Бог наш…».

«Обычное начало».

Чтение 50-го псалма.

Тропари.

«Господи, помилуй» (40 раз).

Молитва «Боже, Спасителю наш, иже пророком Твоим Нафаном…».

Обращение священника: «Се, чадо…».

Чтение Символа Веры.

Вопросы исповеднику о согрешениях, личная исповедь.

Наставление не повторять грехи.

Молитва «Господи Боже, спасения рабов Твоих…».

Тайносовершительная молитва: «Господь и Бог наш Иисус Христос, благодатию и шедротами…».

«Достойно есть…».

«Слава, и ныне…».

Отпуст.

Наставления духовника кающемуся.

Назначение канона против согрешений.

Чинопоследование Таинства делится на две части. Первая часть совершается одновременно для всех исповедников, вторая – индивидуально для каждого кающегося.

Таинство начинается возгласом:

«Благословен Бог наш…».

Затем читается «обычное начало», Господи, помилуй (12 раз), «Слава, и ныне», «Приидите, поклонимся» (трижды).

После этого читается 50-й псалом.

Затем тропари: «Помилуй нас, Господи, помилуй нас», «Слава»: «Господи, помилуй нас…», «И ныне»; «Милосердия двери отверзи нам…57“.

«Господи, помилуй» (40 раз).

Священник восклицает: «Господу помолимся!» и читает молитву: «Боже, Спасителю наш, иже пророком Твоим Нафаном…».

Все эти молитвословия являются подготовительными ко второй части чинопоследования – личной исповеди.

Частная Исповедь

Первая часть последования заканчивается тем, что священник подходит к аналою и, встав лицом к кающимся, произносит: «Се, чадо, Христос невидимо стоит…». В этом обращении раскрывается, что священник, принимающий Исповедь, не является для исповедника простым собеседником, но представляет собой свидетеля таинственной беседы кающегося с Богом.

Вторая часть последования начинается совместным прочтением Символа веры и продолжается собеседованием священника с каждым исповедником отдельно.

Происходит это следующим образом: кающийся, подойдя к аналою, делает земной поклон перед лежащим на аналое крестом и Евангелием. Если исповедников много, этот поклон делается заранее. Во время собеседования священник и исповедник стоят у аналоя; или батюшка сидит, а кающийся стоит на коленях.

Ожидающим своей очереди ни в коем случае нельзя подходить близко к месту где совершается Исповедь, дабы исповедуемые грехи не были им слышны, и тайна не была бы нарушена. В этих же целях собеседование должно совершаться вполголоса.

Если исповедник является «новоначальным», то Исповедь может строиться так, как это отражено в Требнике: духовник задает кающемуся вопросы по списку. На практике, впрочем, перечисление грехов совершается в первой, общей, части Исповеди. Список грехов, перечисляемых при этом священником, дан сразу за этой главой.

Затем священник произносит «Завещание», в котором он призывает исповедника не повторять исповеданных им грехов. Впрочем текст «Завещания» в том виде, в котором он напечатан в Требнике, читается редко, большей частью священник просто дает исповеднику свои наставления. После того как Исповедь закончена, священник читает молитву «Господи Боже, спасения рабов Твоих…», которая предшествует тайносовершительной молитве Таинства Покаяния.

После этого исповедник становится на колени, и священник, накрыв ему голову епитрахилью, читает разрешительную молитву, содержащую тайносовершительную формулу:

«Господь и Бог наш Иисус Христос, благодатию и щедротами Своего человеколюбия, да простит ти, чадо (имярек), вся согрешения твоя, и аз, недостойный иерей, властию Его мне данною, прощаю и разрешаю тя от всех грехов твоих, во Имя Отца, и Сына, и Святаго Духа. Аминь».

Затем священник осеняет главу исповедника крестным знамением.

После этого исповедник встает с колен и целует Святой крест и Евангелие. Если духовник считает невозможным отпустить исповеданные грехи ввиду их тяжести или других причин, то разрешительная молитва не читается и исповедник не допускается к Причастию. При этом может назначаться епитимья на определенный срок.

Затем читаются заключительные молитвословия «Достойно есть.», «Слава, и ныне.» и священник творит отпуст.

Заканчивается Исповедь наставлениями духовника кающемуся и назначением ему для чтения канона против его согрешений, если священник найдет в этом необходимость.

Перечень грехов, читаемый на Исповеди

1. Каюсь, что согрешил: несохранением своих обетов, данных мной при крещении, но во всем я солгал и преступил и непотребным себя соделал перед лицем Божиим.

Прости мя, Милосердный Господи (это прошение повторяется священником от лица исповедников после каждого «каюсь». Они же повторяют это «про себя»).

2. Каюсь, что согрешил: маловерием, неверием, сомнением, колебанием в вере, от врага всеваемым против Бога и Святой Церкви, самомнением и вольным мнением, суеверием, гаданием, самонадеянностью, нерадением, отчаянием в своем спасении, надеждой на самого себя и на людей более, чем на Бога.

3. Каюсь, что согрешил: забвением о правосудии Божием, неимением достаточной преданности воле Божией. Непокорностью к действиям Промысла Божия, упорным желанием чтобы всё было по-моему, человекоугодием и пристрастной любовью к твари и вещам. Нестаранием раскрыть в себе полного познания Бога, воли Его, веры в Него, благоволения к Нему, страха перед Ним, надежды на Него и ревности о славе Его.

4. Каюсь, что согрешил: неблагодарностью к Господу Богу за все Его великие непрестанные благодеяния, в изобилии изливаемые на каждого из нас и в целом на весь человеческий род и непамятованием о них, ропотом на Бога, малодушием, унынием, ожесточением своего сердца, неимением к Нему любви, ниже страха и неисполнением святой воли Его.

5. Каюсь, что согрешил: порабощением себя страстям: сладострастию, корыстолюбию, гордости, самолюбию, тщеславию, честолюбию, любостяжанию, чревоугодию, лакомству, тайноядению, объядению, пьянству, пристрастию к играм, зрелищам и увеселениям.

6. Каюсь, что согрешил: божбой, неисполнением обетов, принуждением других к божбе и клятве, неблагоговением к святыне, хулой на Бога, на святых, на всякую святыню, кощунством, призыванием имени Божия всуе, в худых делах и желаниях.

7. Каюсь, что согрешил: непочитанием праздников Божиих, нехождением в храм Божий по лености и по нерадению, неблагоговейным стоянием в храме Божьем, разговорами, смехом, невниманием к чтению и пению, рассеянностью ума, блужданием мыслей, хождением по храму во время богослужения, преждевременными уходами из храма; в нечистоте приходил в храм и прикасался к святыням его.

8. Каюсь, что согрешил: нерадением к молитве, оставлением утренних и вечерних молитв, нехранением внимания во время молитвы, оставлением чтения Святого Евангелия, Псалтири и других Божественных книг.

9. Каюсь, что согрешил: утаиванием на Исповеди грехов, самооправданием в них и умалением их тяжести, покаянием без сердечного сокрушения и нестаранием о должном приготовлении к Причащению Святых Таин Христовых, не примирившись со своими ближними приходил на Исповедь и в таком греховном состоянии дерзал приступить к Причастию.

10. Каюсь, что согрешил: нарушением постов и нехранением постных дней – среды и пятницы, невоздержанием в пище и питии, небрежным и неблагоговейным изображением на себе крестного знамения.

11. Каюсь, что согрешил: непослушанием, самонадеянностью, самонравием, самочинием, самооправданием, леностью к труду и недобросовестным исполнением порученных работ и дел по долгу службы.

12. Каюсь, что согрешил: непочитанием родителей своих и старших себя по возрасту, дерзостью, самонравием и непокорством.

13. Каюсь, что согрешил: неимением любви к ближнему, нетерпеливостью, обидчивостью, раздражительностью, гневом, причинением вреда ближнему, неуступчивостью, враждой, зло за зло воздаянием, непрощением обид, злопоменением, ревностью, завистью, зложелательством, мстительностью, осуждением, оклеветанием, лихоимством, несострадательностью к несчастным, немилосердием к бедным, скупостью, расточительностью, корыстолюбием, неверностью, несправедливостью, жестокосердием.

14. Каюсь, что согрешил: лукавством против ближних, обманом их, неискренностью в обращении с ними, подозрительностью, двоедушием, сплетнями, насмешками, остротами, ложью, лицемерным обращением с другими и лестью.

15. Каюсь, что согрешил: забвением о будущей вечной жизни, непамятованием о своей смерти и Страшном Суде, неразумной пристрастной привязанностью к земной жизни и ее удовольствиям.

16. Каюсь, что согрешил: невоздержанием своего языка, пустословием, празднословием, смехотворством, разглашением грехов и слабостей ближнего, соблазнительным поведением, вольностью, дерзостью.

17. Каюсь, что согрешил: невоздержанием своих душевных и телесных чувств, пристрастием, сладострастием, нескромным воззрением на лиц другого пола, вольным с ними обращением, блудом и прелюбодеянием и излишним щегольством с желанием нравиться и прельщать других.

18. Каюсь, что согрешил неимением прямодушия, искренности, простоты, верности, правдивости, уважительности, степенности, осторожности в словах, благоразумной молчаливости; согрешил неохранением и незащищением чести других; неимением: любви, воздержания, целомудрия, скромности в словах и поступках, чистоты сердца, нестяжательности, милосердия и смиренномудрия.

19. Каюсь, что согрешил унынием, печалью, зрением, слухом, вкусом, обонянием, осязанием, похотью, нечистотой и всеми моими чувствами, помышлениями, словами, желаниями, делами и в прочих моих грехах, которые из-за беспамятства своего я не помянул.

20. Каюсь, что прогневал Господа Бога нашего всеми своими грехами, искренно об этом жалею и желаю всевозможно воздерживаться от грехов моих. Господи Боже наш, со слезами молю Тебя, Спаса нашего, помоги мне утвердиться в святом намерении жить по-христиански, а исповеданные мною грехи прости, яко Благ и Человеколюбец.

Некоторые исповедующие священники добавляют в этот перечень те согрешения, которые «характерны» на сегодняшний момент и даже не всегда осознаются как грех. К примеру ими отмечаются такие беззакония, как обращение за помощью к врагу рода человеческого через его сознательных или несознательных служителей.

1. Обращение за помощью к оккультистам – экстрасенсам, «психотерапевтам», биоэнергетикам, бесконтактным массажистам, гипнотизерам, «народным» целителям, гадалкам, астрологам, колдунам, знахарям, парапсихологам; участие в сеансах кодирования, «приворота и отворота», снятия «порчи и сглаза», спиритизма и «расширения сознания»; выход в «астрал», контакты с НЛО, «инопланетянами» и «высшим разумом», подключения к «космическим энергиям».

2. Приверженность к различным оккультным учениям, теософии, «православному» буддизму, восточным культам, йоге, дианетике, рибёфингу, оккультным театральным «экспериментам», медитации, обливанию по системе Порфирия Иванова, уринотерапии и т. д.

3. Посещение протестантских «богослужений», участие в собраниях баптистов, мормонов, «свидетелей Иеговы», адвентистов и иных сект.

Такие добавления необходимы, поскольку неискушенный в религиозных вопросах человек, начавший по зову сердца свои духовные поиски, может столкнуться с духовностью совсем иного рода, источником которой являются инфернальные58 сферы. Конечно, указанный список отнюдь не исчерпывающ, поэтому человек, твердо решивший стать христианином не только по букве, но и по духу, должен поступать по слову апостола: Возлюбленные!не всякому духу верьте, но испытывайте духов, от Бога ли они, потому что много лжепророков появилось в мире. Духа Божия (и духа заблуждения) узнавайте так: всякий дух, который исповедует Иисуса Христа, пришедшего во плоти, есть от Бога; а всякий дух, который не исповедует Иисуса Христа, пришедшего во плоти, не есть от Бога, но это дух антихриста, о котором вы слышали, что он придет и теперь есть уже в мире (1Ин. 4; 1–3). Хотя надеяться только на собственные силы в этом делании просто опасно.

Поэтому на практике очень полезно советоваться по всем вопросам духовной жизни со священником православного храма. Регулярные посещения богослужений также очень способствует искоренению религиозного невежества. Известно, что многочисленные «харизматические» секты вербуют своих будущих адептов часто прямо на улице, обманывая их тем, что они, мол, тоже «православные» и зазывая их на какую-нибудь «вечерю любви», семинар, дискуссию и т. д. Исключить попадание в рабство к тому или иному гуру поможет твердое знание догматов православной веры и духовный опыт, приобретаемый только в стенах Церкви.

Исповедь  (по работам о. Александра Ельчанинова)

Обычно люди, неопытные в духовной жизни, не видят множественности своих грехов.

«Ничего особенного», «как у всех», «только мелкие грехи – не украл, не убил», – таково обычно начало исповеди у многих.

А самолюбие, неперенесение укоров, черствость, человекоугодие, слабость веры и любви, малодушие, духовная леность – разве это не важные грехи? Разве мы можем утверждать, что достаточно любим Бога, что вера наша действенна и горяча? Что каждого человека мы любим как брата во Христе? Что мы достигли кротости, безгневия, смирения?

Если же нет, то в чем заключается наше христианство? Чем объяснить нашу самоуверенность на исповеди, как не «окаменелым нечувствием», как не «мертвостью» сердечной, душевной смертью, телесную предваряющей?

Предлагаем ознакомиться:  Альберт происхождение имени. Значение имени альберт, характер и судьба

Почему святые отцы, оставившие нам покаянные молитвы, считали себя первыми из грешников и с искренней убежденностью взывали к Иисусу Сладчайшему: «Никто не согреши на земле от века, якоже согреших аз окаянный и блудный», а мы убеждены, что у нас все благополучно?

Чем ярче свет Христов озаряет сердца, тем яснее сознаются все недостатки, язвы и раны. И, наоборот, люди, погруженные в мрак греховный, ничего не видят в своем сердце, а если и видят, то не ужасаются, так как им не с чем сравнить.

Поэтому прямой путь к познанию своих грехов, это – приближение к Свету и молитва об этом Свете, который есть суд миру и всему «мирскому» в нас самих (Ин. 3:19). А пока нет такой близости ко Христу, при которой покаянное чувство является нашим обычным состоянием, надо, готовясь к исповеди, проверять свою совесть – по заповедям, по некоторым молитвам (например, 3-я вечерняя, 4-я перед Св. Причащением), по некоторым местам Евангелия и Посланий (например, Мф.5, Рим. 12, Еф. 4, Иак. 3).

Разбираясь в своей душе, надо постараться различать основные грехи от производных, симптомы – от более глубоко лежащих причин.

022

Например, очень важны – рассеянность на молитве, дремота и невнимание в церкви, отсутствие интереса к чтению Священного Писания. Но не происходят ли эти грехи от маловерия и слабой любви к Богу? Нужно отметить в себе своеволие, непослушание, самооправдание, нетерпение укоров, неуступчивость, упрямство; но еще важнее открыть их связь с самолюбием и гордостью.

Если мы замечаем в себе стремление к обществу, словоохотливость, смехословие, усиленную заботу о своей наружности и не только своей, но своих близких, то надо внимательно исследовать, не является ли это формой «многообразного тщеславия».

Если мы слишком принимаем к сердцу житейские неудачи, тяжело переносим разлуку, неутешно скорбим об отошедших, то кроме силы и глубины наших чувств, не свидетельствует ли все это также о неверии в Промысел Божий?

Есть еще одно вспомогательное средство, ведущее нас к познанию своих грехов – вспоминать, в чем обычно обвиняют нас другие люди, враги наши, а особенно бок о бок с нами живущие, близкие: почти всегда их обвинения, укоры, нападки имеют основания. Можно даже, победив самолюбие, прямо спросить их об этом – со стороны виднее.

Необходимо еще перед исповедью просить прощения у всех, перед кем виновен, идти к исповеди с неотягощенной совестью.

033

При таком испытании сердца нужно следить, чтобы не впасть в чрезмерную мнительность и мелочную подозрительность ко всякому движению сердца; ставши на этот путь, можно потерять чувство важного и неважного, запутаться в мелочах.

В таких случаях надо временно оставить испытание своей души и с молитвой и доброделанием упростить и прояснить свою душу.

Дело не в том, чтобы возможно полно вспомнить и даже записать свои грехи, а в том, чтобы достигнуть такого состояния сосредоточенности, серьезности и молитвы, при которых, как при свете, становятся ясны наши грехи,

Но знать свои грехи, это еще не значит – каяться в них. Правда, Господь принимает исповедание – искреннее, добросовестное, когда оно и не сопровождается сильным чувством раскаяния.

Все же «сокрушение сердца» – скорбь о своих грехах есть важнейшее из всего, что мы можем принести на исповедь.

Но что же делать, если «ни слез, ниже покаяния имеем, ниже умиления?» Что же делать, если «иссохшее греховным пламенем» наше сердце не орошается живительными водами слез? Что, если «немощь душевная и плоти неможение» так велики, что мы не способны на искреннее покаяние?

Это все-таки не причина откладывать исповедь – Бог может коснуться нашего сердца и в течение самой исповеди: само исповедание, наименование наших грехов может смягчить покаянное наше сердце, утончить духовное зрение, обострить чувство. Больше же всего к преодолению нашей духовной вялости служит приготовление к исповеди – пост, который, истощая наше тело, нарушает гибельное для духовной жизни наше телесное благополучие и благодушие.

044

Наше бесчувствие на исповеди большей частью имеет своим корнем отсутствие страха Божия и скрытое неверие. Сюда и должны быть направлены наши усилия.

Главное – добиться искреннего покаяния, если возможно – слез, при которых не нужны подробности, но для выявления которых часто нужен подробный и конкретный рассказ.

Вот почему так важны слезы на исповеди – они размягчают наше окаменение, потрясают нас «от верху до ног», упрощают, дают благодательное самозабвение, устраняют главное препятствие к покаянию – нашу «самость». Гордые и самолюбивые не плачут. Раз заплакал, значит – смягчился, смирился.

Вот почему после таких слез – кротость, безгневие, умягченность, умиленность, мир в душе у тех, кому Господь послал «радостотворный плач» (творящий радость). Не нужно стыдиться слез на исповеди, нужно дать им свободно литься, смывая наши скверны. «Тучи ми подаждь слез в посте каждый день, яко да восплачу и омыю скверну, яже от сластей, и явлюся Тебе очищен» (1-я Седмица Великого поста, понедельник вечера).

Третий момент на исповеди – словесное исповедание грехов. Не нужно ждать вопросов, надо самому сделать усилие; исповедь есть подвиг и самопринуждение. Говорить надо точно, не затемняя неприглядность греха общими выражениями (например, «грешен против 7-й заповеди»). Очень трудно, исповедуясь, избегнуть соблазна самооправдания, попыток объяснить духовнику «смягчающие обстоятельства», ссылок на третьих лиц, введших нас в грех. Все это признаки самолюбия, отсутствия глубокого покаяния, продолжающегося коснения в грехе.

Исповедь не есть беседа о своих недостатках, сомнениях, не есть осведомление духовника о тебе и менее всего «благочестивый обычай». Исповедь – горячее покаяние сердца, жажда очищения, идущая от ощущения святыни, умирание для греха и оживление для святости…

Замечаю часто в исповедующихся желание безболезненно для себя пройти через исповедь – или отделываются общими фразами, или говорят о мелочах, умалчивая о том, что действительно должно бы тяготить совесть. Тут есть и ложный стыд перед духовником и вообще нерешительность, как перед каждым важным действием и особенно – малодушный страх всерьез начать ворошить свою жизнь, полную мелких и привычных слабостей.

Иногда на исповеди ссылаются на слабую память, не дающую будто возможности вспомнить грехи. Действительно, часто бывает, что ты легко забываешь свои грехопадения, но происходит ли это только от слабой памяти?

В исповеди слабая память не оправдание; забывчивость – от невнимания, несерьезности, черствости, нечувствительности ко греху. Грех, тяготящий совесть, не забудется. Ведь, например, случаи, особенно больно задевшие наше самолюбие или, наоборот, польстившее нашему тщеславию, наши удачи, похвалы по нашему адресу – помним долгие годы.

Знак совершившегося покаяния – чувство легкости, чистоты, неизъяснимой радости, когда грех кажется так же труден и невозможен, как только что далека была эта радость.

Раскаяние наше не будет полным, если мы, каясь, не утвердимся внутренне в решимости не возвращаться к исповеданному греху.

Но, говорят, как это возможно? Как я могу обещать себе и своему духовнику, что я не повторю своего греха? Не будет ли ближе к истине как раз обратное – уверенность, что грех повторится? Ведь опытом своим всякий знает, что через некоторое время неизбежно возвращаешься к тем же грехам. Наблюдая за собой из года в год, не замечаешь никакого улучшения, «подпрыгнешь и опять остаешься на том же месте».

Было бы ужасно, если бы это было так. К счастью, это не так. Не бывает случая, чтобы при наличии доброго желания исправиться, последовательные исповеди и Святое Причастие не произвели бы в душе благодетельных перемен.

Но дело в том, что прежде всего мы не судьи самим себе. Человек не может правильно судить о себе, стал ли он хуже или лучше, так как и он, судящий, и то, что он судит – величины меняющиеся.

Возросшая строгость к себе, усилившаяся зрячесть духовная, обостренный страх греха могут дать иллюзию, что грехи умножились и усилились: они остались те же, может быть, даже ослабли, но мы их раньше так не замечали.

Кроме того, Бог по особому промышлению Своему, часто закрывает нам глаза на наши успехи, чтобы защитить нас от злейшего греха – тщеславия и гордости. Часто бывает, что грех-то остался, но частые исповеди и Причащение Святых Тайн расшатали и ослабили его корни. Да и сама борьба с грехом, страдания о своих грехах – разве не приобретение?

«Не устрашайся, – говорит Иоанн Лествичник, – хотя бы ты падал каждый день, и не отходи от путей Божиих. Стой мужественно и ангел, тебя охраняющий, почтит твое терпение».

Если же нет этого чувства облегчения, возрождения, надо иметь силы вернуться опять к исповеди, до конца освободить свою душу от нечистоты, слезами омыть ее от черноты и скверны. Стремящийся к этому всегда достигнет, чего ищет.

Только не будем приписывать себе свои успехи, рассчитывать на свои силы, надеяться на свои усилия – это значило бы погубить все приобретенное.

Приготовление к Исповеди

Приготовление к Исповеди заключается не столько в том, чтобы возможно полно вспомнить свои грехи, сколько в том, чтобы достигнуть состояния сосредоточенности и молитвы, при которых грехи станут для исповедника очевидны. Кающийся, образно говоря, должен принести на Исповедь не список грехов, а покаянное чувство и сокрушенное сердце. Перед Исповедью нужно попросить прощения у всех, перед кем считаешь себя виновным.

Книга «Мысли епископа Феофана Затворника о Покаянии» содержит следующие рекомендации святителя по подготовке к Покаянию: «войди в себя и займись рассмотрением жизни своей и всего, что в ней неисправно. Конечно, всякий готов говорить и говорит, что он грешен, и нередко чувствует себя таковым. Но эта греховность представляется нам в нас в виде смутном и неопределенном. А этого мало. Приступая к Исповеди, надо определенно разъяснить себе, что именно в нас нечисто и грешно и в какой мере. Надо знать грехи свои ясно и раздельно, как бы численно. Для этого вот что сделай; поставь с одной стороны Закон Божий, а с другой – собственную жизнь и посмотри, в чем они сходны, а в чем не сходны. Бери или дела свои и подведи их под Закон, чтобы видеть законны ли они, или бери Закон и смотри, исполнялся ли он, как следует, в жизни твоей или нет.».

Начинать готовиться к Исповеди (говеть) надо за неделю или по меньшей мере за три дня до самого Таинства.

Эта подготовка должна состоять из определенного воздержания в словах, мыслях и поступках, в пище и развлечениях и вообще в отказе от всего, что мешает внутренней сосредоточенности. Важнейшей составляющей такой подготовки должна стать сосредоточенная, углубленная молитва, способствующая осознанию своих грехов и отвращению к ним.

В чине Покаяния для напоминания пришедшим к Исповеди их грехов священник читает перечень самых значимых прегрешений и страстных движений, присущих человеку. Исповедник должен внимательно его слушать и еще раз отмечать «про себя» то, в чем обличает его совесть. Подойдя же к священнику после этой «общей Исповеди», кающийся должен исповедать те грехи, которые он совершил.

Грехи, исповеданные и отпущенные священником ранее, повторять на Исповеди не следует, поскольку после Покаяния они становятся «якоже не бывшие». Но если с момента предыдущей Исповеди они были повторены, то каяться необходимо снова. Исповедаться необходимо и в тех грехах, которые были забыты ранее, если они сейчас вдруг вспомнились.

Каясь, не следует называть соучастников или тех, кто вольно или невольно спровоцировал грех. Человек в любом случае сам отвечает за свои беззакония, совершенные им по слабости или нерадению. Попытки переложить вину на других приводят лишь к тому, что исповедник усугубляет свой грех самооправданием и осуждением ближнего. Ни в коем случае не следует пускаться в долгие рассказы об обстоятельствах, приведших к тому, что исповедник «вынужден» был совершить грех. Надо учиться исповедоваться так, чтобы Покаяние в своих грехах не подменять житейскими разговорами, в которых основное место занимают восхваление себя и своих благородных поступков, осуждение близких и жалобы на трудности жизни. С самооправданием связано преуменьшение грехов, особенно со ссылкой на их повсеместность, мол, «все же так живут». Но очевидно, что массовость греха нисколько не оправдывает грешника.

Некоторые исповедники для того, чтобы не забыть от волнения или несобранности совершенных грехов, приходят на Исповедь с их письменным перечнем. Этот обычай хорош, если исповедник искренне раскаивается в своих грехах, а не формально перечисляет записанные, но не оплаканные беззакония. Записку с грехами сразу же после Исповеди нужно уничтожить.

Ни в коем случае нельзя пытаться сделать Исповедь комфортной и пройти через нее без напряжения своих духовных сил, говоря общие фразы, типа «во всем грешен» или затемняя неприглядность греха общими выражениями, например, «грешен против 7-й заповеди». Нельзя, отвлекаясь на мелочи, умалчивать о том, что действительно тяготит совесть. Провоцирующий такое поведение на Исповеди ложный стыд перед духовником губителен для духовной жизни. Привыкнув кривить душой перед Самим Богом можно потерять надежду на спасение. Малодушный страх всерьез начать разбираться в «трясине» своей жизни способен прервать всякую связь со Христом. Такое устроение исповедника становится также причиной преувеличения им своих грехов, которое отнюдь не безобидно, поскольку приводит к искаженному взгляду на себя и на отношения с Богом и ближними.

Надо внимательно пересмотреть всю свою жизнь и освободить ее от ставших привычными грехов, например, от сквернословия, когда человек перестает замечать, что произнесение грязных слов – для него уже норма. Неумеренное употребление пива, вина, курение, а то и пристрастие к наркотическим веществам несовместимы с духовной жизнью. Грехи блуда и прелюбодеяния, легкое отношение к которым «удачно» формируются средствами массовой информации, не являются ничего не значащими грехами! Наоборот, побочные связи женатых людей и распущенность в отношениях с женщинами холостых мужчин – это смертные грехи, за которые в древней Церкви существовали строжайшие наказания. Писание прямо называет их тяжкие последствия: Не обманывайтесь: ни блудники, ни идолослужители, ни прелюбодеи (п/ж – ред.), ни малакии, ни мужеложники, ни воры, ни лихоимцы, ни пьяницы, ни злоречивые, ни хищники – Царства Божия не наследуют (1Кор. 6; 9, 10).

Не надо думать, что убийство нерожденного плода (аборт) также является «небольшим грехом». По правилам древней Церкви сотворившие такое наказывались также, как и убийцы человека.

Нельзя из ложного стыда или застенчивости скрывать на Исповеди какие-то постыдные грехи, иначе это утаивание сделает отпущение остальных грехов неполноценным. Следовательно, Причастие Тела и Крови Христовых после такой Исповеди будет в «суд и осуждение».

Весьма распространенное деление грехов на «тяжкие» и «легкие» очень условно. Такие привычные «легкие» грехи, как бытовая ложь, грязные, хульные и похотливые помыслы, гнев, многоглаголание, постоянные шутки, грубость и невнимательность к людям в случае их многократного повторения парализуют душу. Легче отказаться от тяжкого греха и чистосердечно в нем покаяться, чем осознать пагубность «мелких» грехов, ведущих к порабощению человека. Известная святоотеческая притча свидетельствует о том, что убрать груду мелких камней гораздо труднее, чем передвинуть равный им по весу большой камень.

Исповедуясь, не следует ждать «наводящих» вопросов от священника, нужно помнить о том, что инициатива в Исповеди должна принадлежать кающемуся. Именно он должен делать духовное усилие над собой, освобождаясь в Таинстве от всех своих беззаконий.

Рекомендуется, готовясь к Исповеди, вспоминать то, в чем обычно обвиняют исповедника другие люди, знакомые и даже незнакомые, а особенно близкие и домашние, поскольку очень часто их претензии справедливы. Если же кажется, что это не так, то и здесь просто необходимо принимать их нападки без озлобления.

После того как воцерковление человека доходит до определенной «точки», у него возникают проблемы иного порядка, связанные с Исповедью. Та привычка к Таинству, которая возникает в результате многократного к нему обращения, порождает, например, формализацию Исповеди, когда исповедаются потому что «так нужно». Сухо перечисляя грехи истинные и мнимые, такой исповедник не имеет главного – покаянного настроя. Это случается, если исповедовать вроде нечего (то есть человек просто не видит своих грехов), но надо (ведь «необходимо причаститься», «праздник», «давно не исповедовался» и т. д.). Такой настрой обличает невнимательность человека к внутренней жизни души, непонимание своих грехов (хотя бы только и мысленных) и страстных движений. Формализация Исповеди приводит к тому, что человек прибегает к Таинству «в суд и в осуждение».

Очень распространена проблема подмены на Исповеди своих действительных, серьезных грехов грехами мнимыми или маловажными. Человек часто не понимает, что формальное исполнение им «обязанностей христианина» («вычитать правило», «не оскоромиться» в постный день, «сходить в храм») являются не целью, а средством к достижению того, что сам Христос определил словами: По тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою (Ин. 13; 35). Поэтому, если христианин постом не ест продуктов животного происхождения, а своих сродников «угрызает и снедает», то это – серьезный повод усомниться в его верном понимании сути Православия.

Привыкание к Исповеди, как и к любой святыне, ведет к тяжелым последствиям. Человек перестает бояться оскорбить Бога своим грехом, потому что «всегда есть Исповедь и можно покаяться». Такие манипуляции с Таинством всегда очень плохо кончаются. Бог не наказывает человека за такое настроение души, он просто отворачивается от него до времени, поскольку никто (даже Господь) не испытывает радости от общения с человеком двоедушным, не честным ни с Богом, ни со своей совестью.

Человеку, ставшему христианином, необходимо понять, что борьба со своими грехами будет продолжаться у него всю его жизнь. Поэтому нужно со смирением, обращаясь за помощью к Тому, кто может эту борьбу облегчить и сделать его победителем, упорно продолжать этот благодатный путь.

Подготовка к исповеди

В качестве образца для определения своего внутреннего духовного состояния и для обнаружения своих грехов может быть взята несколько измененная применительно к современным условиям «Исповедь» святителя Игнатия Брянчанинова.

Исповедаю аз многогрешный (имя рек) Господу Богу и Спасу нашему Иисусу Христу и тебе, честный отче, вся согрешения моя и вся злая моя дела, яже содеял во все дни жизни моей, яже помыслил даже до сего дня.

Согрешил: Обеты Святого Крещения не соблюл, иноческого обещания не сохранил, но во всем солгал и непотребна себе пред Лицем Божим сотворил.

Прости нас, Милосердный Господи (для народа).

Прости мя, честный отче (для одиноких).

Согрешил: пред Господом маловерием и замедлением в помыслах, от врага всеваемых против веры и святой Церкви; неблагодарностью за все Его великия и непрестанныя благодеяния, призыванием имени Божия без нужды – всуе.

Прости мя, честный отче.

Согрешил: неимением ко Господу любви, ниже страха, неисполнением святой воли Его и святых заповедей, небрежным изображением на себе крестнаго знамения, неблагоговейным почитанием святых икон; не носил креста, стыдился креститься и исповедывать Господа.

Согрешил: любви к ближнему не сохранил, не питал алчущих и жаждущих, не одевал нагих, не посещал больных и в темницах заключенных; закону Божию и святых Отцов преданиям от лености и небрежения не поучался.

Согрешил: церковного и келейного правила неисполнением, хождением в храм Божий без усердия, с леностию и небрежением; оставлением утренних, вечерних и других молитв; во время церковной службы – согрешил празднословием, смехом, дреманием, невниманием к чтению и пению, рассеяностию ума, исхождением из храма во время службы и нехождением в храм Божий по лености и нерадению.

Согрешил: дерзая в нечистоте ходить в храм Божий и всякия святыни прикасатися.

Согрешил: непочитанием праздников Божиих; нарушением святых постов и нехранением постных дней – среды и пятницы; невоздержанием в пище и питии, многоядением, тайноядением, разноядением, пьянством, недовольством пищей и питием, одеждой, тунеядством; своея воли и разума исполнением, самонравием, самочинием и самооправданием; не должным почитанием родителей, не воспитанием детей в православной вере, проклинанием детей своих и ближних.

Согрешил: неверием, суеверием, сомнением, отчаянием, унынием кощунством, божбою ложною, плясанием, курением, игрой в карты, сплетнями, поминал живых за упокой, ел кровь животных*.(* VI Вселенский собор, 67-е правило. Деяние Апостолов, 15 гл)

Согрешил: обращением за помощью к посредникам бесовской силы – оккультистам: экстрасенсам, биоэнергетикам, бесконтактным массажистам, гипнотизерам, «народным» целителям, колдунам, ворожеям, знахарям, гадалкам, астрологам, парапсихологам; участием в сеансах кодирования, снятия «порчи и сглаза», спиритизма; контактированием с НЛО и «высшим разумом»; подключением к «космическим энергиям».

Согрешил: просматриванием и прослушиванием теле- и радиопередач с участием экстрасенсов, целителей, астрологов, гадателей, знахарей.

Согрешил: изучая различные оккультные учения, теософию, восточные культы, учение «живая этика»; занимаясь йогой, медитацией, обливанием по системе Порфирия Иванова.

Согрешил: чтением и хранением оккультной литературы.

Согрешил: посещая выступления протестантских проповедников, участвуя в собраниях баптистов, мормонов, «свидетелей Иеговы», адвентистов, «богородичного центра», «белого братства» и иных сект, принимая еретическое крещение, уклоняясь в ересь и сектантское учение.

Согрешил: гордостию, самомнением, высокоумием, самолюбием, честолюбием, завистию, превозношением, подозрительностию, раздражительностию.

Согрешил: осуждением всех людей – живых и мертвых, злословием и гневом, памятозлобием, ненавистию, зло за зло воздаянием, оклеветанием, укорением, лукавством, леностию, обманом, лицемерием, пересудами, спорами, упрямством, нежеланием уступить и услужить ближнему; согрешил злорадством, зложелательством, злосоветованием, оскорблением, надсмеянием, поношением и человекоугодием.

Согрешил: невоздержанием душевных и телесных чувств; нечистотою душевною и телесною, услаждением и медлением в нечистых помыслах, пристрастием, сладострастием, нескромным воззрением на жен и юношей; во сне блудным ночным осквернением, невоздержанием в супружеской жизни.

Согрешил: нетерпением болезней и скорбей, люблением удобств жизни сей, пленением ума и окаменением сердца, непонуждением себя на всякое доброе дело.

Согрешил: невниманием к внушениям совести своей, нерадением, леностию к чтению слова Божия и нерадением к стяжанию Иисусовой молитвы. Согрешил любостяжанием, сребролюбием, неправедным приобретением, хищением, воровством, скупостью, привязанностию к разного рода вещам и людям.

Согрешил: осуждением архиереев и священников, ослушанием отцов духовных, ропотом и обидой на них и неисповеданием пред ними грехов своих по забвению, нерадению и по ложному стыду.

Согрешил: немилосердием, презрением и осуждением нищих; хождением в храм Божий без страха и благоговения.

Согрешил: леностию, расслаблением негою, люблением телесного покоя, многоспанием, сладострастными мечтаниями, пристрастными воззрениями, бесстыдными телодвижениями, прикосновениями, блудом, прелюбодеянием, растлением, рукоблудием, невенчанными браками; (тяжко согрешили те, кто делали аборты себе или другим, или склоняли кого-нибудь к этому великому греху – детоубийству).

Согрешил: провождением времени в пустых и праздных занятиях, в пустых разговорах, в неумеренном смотрении телевидения.

Согрешил: унынием, малодушием, нетерпением, ропотом, отчаянием в спасении, неимением надежды на милосердие Божие, бесчувствием, невежеством, наглостию, бесстыдством,

Согрешил: клеветою на ближнего, гневом, оскорблением, раздражением и осмеянием, непримирением, враждой и ненавистию, прекословием, подсматриванием чужих грехов и подслушиванием чужих разговоров.

Согрешил: холодностию и бесчувственностию на исповеди, умалением грехов, обвинением ближних, а не себя осуждением.

Согрешил: против Животворящих и Святых Тайн Христовых, приступая к Ним без должного приготовления, без сокрушения и страха Божия.

Согрешил: словом, помышлением и всеми моими чувствами: зрением, слухом, обонянием, вкусом, осязанием, – волею или неволею, ведением или неведением, в разуме и неразумии, и не перечислить всех грехов моих по множеству их, Но во всех сих, так и в неизреченных по забвению, раскаиваюсь и жалею, и впредь с помощию Божиею обещаюсь блюстись.

Ты же, честный отче, прости мя и разреши от всех сих и помолись о мне грешном, а в оный судный день засвидетельствуй пред Богом об исповеданных мною грехах. Аминь.

Конец и Богу слава.

Условия, при которых исповедник получает отпущение грехов

Покаяние – это не просто словесное исповедание грехов перед священником. Это духовное делание кающегося, направленное на то, чтобы получить Божественное прощение, уничтожающее грех и его последствия. Это возможно при условии, что исповедник

1) сокрушается о своих грехах;

2) твердо намерен исправить свою жизнь;

3) имеет несомненную надежду на милосердие Христа.

Сокрушение о грехах. В определенный момент своего духовного развития человек начинает чувствовать тяжесть греха, его неестественность и пагубность для души. Реакцией на это становится скорбь сердца и сокрушение о своих грехах. Ибо печаль ради Бога производит неизменное покаяние ко спасению, а печаль мирская производит смерть (2Кор. 7; 10), – свидетельствует апостол Павел. Эти слова означают буквально то, что наша печаль о своих грехах, прогневляющих Бога, приводит нас ко спасению.

Но это сокрушение кающегося должно проистекать не столько из страха наказания за грехи, сколько из любви к Богу, которого он оскорбил своей неблагодарностью.

Святитель Иоанн Златоуст говорит об этом так: «Когда согрешаешь ты, плачь и стенай не о том, что будешь наказан: это еще не важно, – но о том, что ты оскорбил своего Владыку, Который столько благ, столько тебя любит; столько заботится о твоем спасении, что и Сына Своего предал за тебя. Вот о чем ты должен плакать и стенать, и плакать непрестанно. Ибо в этом состоит исповедание». То есть главным условием для примирения человека с Богом является, по учению св. Иоанна Златоуста, не боязнь наказания, а любовь к Богу.

Намерение исправить свою жизнь. Твердое намерение исправить свою жизнь является необходимым условием для получения прощения грехов. И когда беззаконник обратился от беззакония своего и стал творить суд и правду, он будет за то жив, (Иезек. 33; 19), – говорит пророк. Раскаяние же только на словах, без внутреннего желания исправить свою жизнь ведет к еще большему осуждению. Ибо невозможно – однажды просвещенных, и вкусивших дара небесного, и соделавшихся причастниками Духа Святаго, и вкусивших благого глагола Божия и сил будущего века и отпадших, опять обновлять покаянием, когда они снова распинают в себе Сына Божия и ругаются Ему (Евр. 6; 4–6).

Святитель Василий Великий рассуждает об этом же следующим образом: «Не тот исповедует грех свой, кто сказал: согрешил я, и потом остается во грехе; но тот, кто, по слову псалма, “обрел грех свой и возненавидел”. Какую пользу принесет больному попечение врача, когда страждущий болезнью крепко держится того, что разрушительно для жизни? Так никакой пользы от прощения неправд делающему еще неправду, и от извинения в распутстве – продолжающему жить распутно».

Вера во Христа и надежда на Его милосердие. Примером несомненной веры и надежды на бесконечное Божье милосердие может служить прощение Петра после его троекратного отречение от Христа. Причиной этого прощения сам апостол в беседе с сотником Корнилием называет веру: О Нем все пророки свидетельствуют, что всякий верующий в Него получит прощение грехов именем Его (Деян. 10; 43).

Из Священной истории Нового Завета известно, например, что за искреннюю веру и надежду Господом была помилована Мария, сестра Лазаря, омывшая слезами ноги Спасителя, помазавшая их миром и отершая их своими волосами (См.: Лк. 7; 36–50). Был помилован и мытарь Закхей, раздавший пол-имения нищим и вернувший тем, кого он обидел, в четыре раза больше отнятого (См.: Лк. 19; 1–10). Величайшая святая Православной Церкви, преподобная Мария Египетская, будучи много лет блудницей, глубоким покаянием так изменила свою жизнь, что могла ходить по водам, видела прошлое и будущее, как настоящее, и была удостоена общения с ангелами в пустыне.

Знак совершенного Покаяния выражается в чувстве легкости, чистоты и неизъяснимой радости, когда исповеданный грех кажется уже просто невозможен.

Общая исповедь

Как известно, в церкви практикуется не только отдельная, но и так называемая «общая исповедь», при которой священник отпускает грехи, не выслушивая их от кающихся.

Замена отдельной исповеди общей вызвана тем, что теперь священник часто не имеет возможности принять исповедание от всех желающих. Однако, таковая замена, безусловно, крайне нежелательна и не всем и не всегда можно участвовать в общей исповеди и после нее идти к Причастию.

Предлагаем ознакомиться:  Крещение ребенка: правила, что нужно для крещения

При общей исповеди кающемуся не приходится открывать грязи своих духовных одеяний, не приходится стыдиться за них перед священником, и не будут задеты его гордость, самолюбие и тщеславие. Таким образом, не будет того наказания за грех, которое в дополнение к нашему раскаянию снискало бы нам милость Божию.

Во-вторых, общая исповедь таит ту опасность, что к Святому Причастию подойдет такой грешник, который при отдельной исповеди не был бы допущен до Него священником.

Многие серьезные грехи требуют серьезного и длительного покаяния. И тогда священник запрещает причастие на определенный срок и накладывает епитимию (покаянные молитвы, поклоны, воздержание в чем-либо). В других случаях -священник должен получить от кающегося обещание – не повторять более греха и только тогда допустить к причастию.

1) тем, кто долго – несколько лет или много месяцев не был на отдельной исповеди;

2) тем, кто имеет или смертный грех, или такой грех, который сильно задевает и мучает его совесть.

В таких случаях исповедник должен после всех прочих участников исповеди подойти к священнику и сказать ему те грехи, которые лежат на его совести.

Можно считать допустимым (по нужде) участие в общей исповеди лишь тех, кто исповедуется и причащается достаточно часто, проверяет себя по временам на отдельной исповеди и уверен в том, что те грехи, которые он скажет на исповеди, не послужат поводом к запрещению для него Причастия.

При этом необходимо также, чтобы мы участвовали в общей исповеди или у своего духовного отца, или у священника, хорошо нас знающего.

Епитимьи

Епитимья́ (греч. эпитимион – наказание по закону) – добровольное исполнение кающимся – в качестве нравственно-исправительной меры – тех или иных дел благочестия (продолжительная молитва, милостыня, усиленный пост, паломничество и т. п.). Епитимья назначается духовником и не имеет значения наказания или карательной меры, не подразумевая лишения каких бы то ни было прав члена Церкви. Являясь лишь «врачевством духовным», назначается с целью искоренения навыков греха. Это урок, упражнение, которое приучает к духовному подвигу и рождает стремление к нему.

Подвиги молитвы и добрых дел, назначаемые в качестве епитимьи, должны быть по сути своей прямо противоположны тому греху, за который они назначены: например, подверженному страсти сребролюбия назначаются дела милосердия; человеку невоздержанному назначается пост сверх положенного для всех; рассеянному и увлекающемуся мирскими удовольствиями – более частое хождение в храм, чтение Священного Писания, усиленная домашняя молитва и тому подобное.

Общая Исповедь

Святитель Иоанн Златоуст так говорит о делах, способствующих исправлению: «Покаянием я называю не то, чтобы только отстать от прежних худых дел, но еще более то, чтобы делать добрые дела. “Сотворите, – говорит Иоанн (Предтеча Христов), – плоды достойны покаяния”. Как же нам сотворить их? Поступая напротив. Например, ты похищал чужое? – Впредь давай и свое. Долгое время любодействовал? Теперь воздерживайся от общения со своей женой в известные дни и привыкай к воздержанию. Оскорблял и даже бил кого? Впредь благословляй обижающих тебя… Ибо для исцеления нашего недовольно только вынуть из тела стрелу, но еще нужно приложить лекарство к ране. Ты прежде предавался сластолюбию и пьянству? Теперь постись и пей одну воду, ибо сказано: “уклонись от зла и сотвори благо” (Пс. 33; 15)».

Возможные виды епитимьи:

1) поклоны во время богослужения или чтения домашнего молитвенного правила;

2) молитва Иисусова;

3) вставание на полунощницу50;

4) духовное чтение (Акафисты, Жития святых и др.);

5) сугубый пост;

6) воздержание от супружеского общения;

7) милостыня и др.

К епитимье нужно относиться как к воле Божьей, высказанной через священника, принимая ее к обязательному исполнению. Епитимья должна быть ограничена точными временными рамками (обычно 40 дней) и исполняться, по возможности, по твердому распорядку.

Если кающийся по тем или иным причинам не может исполнить епитимью, то он должен обратиться за благословением, как поступать в этом случае, к тому священнику, который ее наложил.

Если грех совершался против ближнего, то необходимое условие, которое должно быть соблюдено перед выполнением епитимьи – это примирение с тем, кого обидел кающийся.

Над человеком, исполнившим данную ему епитимью, священником, наложившим ее, должна быть прочитана особая разрешительная молитва, называемая
молитвой над разрешаемым от запрещения.

Исповедь у старца Зосимы

О возможности в некоторых случаях глухой (то есть без слов) исповеди и о том, как к ней надо готовиться, говорит следующий рассказ из жизнеописания старца Зосимы из Троице-Сергиевской Лавры.

«Был случай с двумя дамами. Идут они в келью к старцу, и одна всю дорогу кается в своих грехах -«Господи, как я грешна, вот то-то и то не так сделала, того-то осудила и т.д. …прости же Ты меня, Господи». …И сердце и ум как бы припадают к стопам Господа.

«Прости, Господи, и дай силы больше так не оскорблять Тебя».

Все грехи свои она старалась вспомнить и все каялась и каялась по дороге.

Другая же спокойно шла к старцу. «Приду, поисповедуюсь, во всем грешна, скажу, завтра причащусь». И затем она думает: «Какую бы мне материю купить на платье моей дочурке, и какой бы фасончик ей выбрать, чтобы шло к ее личику…» и тому подобные мирские мысли занимали сердце и ум второй дамы.

— Становись на колени, я сейчас отпущу тебе грехи.

— Как, батюшка, да ведь я вам еще не сказала?..

— Не надо говорить, их ты все время Господу говорила, всю дорогу молилась Богу, так что я сейчас разрешу тебя, а завтра благословлю причаститься… А ты,- обратился он к другой даме,- ты иди, купи на платье своей дочери материи, выбери фасон, сшей, что задумала.

А когда душа твоя придет к покаянию, приходи на исповедь. А сейчас я тебя исповедывать не стану».

Детская Исповедь

Согласно правилам Православной Церкви, дети должны начинать исповедоваться с семилетнего возраста, так как они к этому времени уже становятся способными отвечать пред Богом за свои поступки и бороться со своими грехами. В зависимости от степени развития ребенка, его можно приводить к Исповеди как немного раньше, так и немного позже указанного срока, посоветовавшись на данную тему со священником. Чинопоследование Исповеди для детей и подростков ничем не отличается от обычного, но священник, естественно, учитывает возраст приходящих к Таинству и делает определенные коррективы, общаясь с такими исповедниками.

Причащение детей и подростков, как и взрослых, должно совершаться натощак. Но если по состоянию здоровья ребенку необходимо принять пищу с утра, Причастие по благословению священника может быть ему преподано. Родителям лишь не следует сознательно и беспричинно нарушать правило о Причащении натощак, поскольку такими действиями можно оскорбить святость этого великого Таинства и оно будет «в суд и осуждение» (в первую очередь родителям, потворствующим беззаконию). Подросткам нельзя приходить к Исповеди с большим опозданием. Такое нарушение недопустимо и может привести к отказу причастить опоздавшего в случае неоднократного повторения этого согрешения.

Исповедь детей и подростков должна давать такие же плоды, как и при Покаянии взрослого человека: кающийся должен впредь не совершать исповеданные грехи или, по меньшей мере, всеми силами пытаться этого не делать. Кроме этого, ребенок должен стараться творить добрые дела, добровольно помогая родителям и близким, ухаживая за младшими братьями и сестрами.

Родители должны формировать сознательное отношение ребенка к Исповеди, исключая, по возможности, начетническое, потребительское отношение к ней и к своему Небесному Отцу. Категорически неприемлемым для взаимоотношений ребенка с Богом является принцип, выражаемый незамысловатой формулой: «Ты – мне, я – тебе». Ребенка нельзя призывать «угождать» Богу затем, чтобы получить от Него какие-то блага. Надо пробуждать в детской душе лучшие ее чувства: искреннюю любовь к Тому, кто достоин такой любви; преданность Ему; естественное отвращение ко всякой нечистоте.

Детям бывают свойственны порочные наклонности, которые необходимо искоренять. К ним относятся такие грехи, как издевательство и насмешки (особенно в компании сверстников) над слабыми и увечными; мелкая ложь, в которую может перерасти укоренившаяся привычка к пустым фантазиям; жестокость по отношению к животным; присвоение чужих вещей, кривляние, лень, грубость и сквернословие. Все это должно стать предметом пристального внимания родителей, которые призваны к каждодневному кропотливому труду воспитания маленького христианина.

О епитимиях

В некоторых случаях священник может налагать на кающегося епитимии – духовные упражнения, назначаемые с целью искоренения навыков греха. В соответствии с этой целью и назначаются подвиги молитвы и добрых дел, которые должны быть прямо противоположны тому греху, за который назначены: например, сребролюбцу назначаются дела милосердия, нецеломудренному – пост, ослабевающему в вере – коленопреклоненные молитвы и т.д.

Иногда, в виду упорной нераскаянности исповедующегося в каком-либо грехе духовник может отлучить его на некоторый срок от участия в Таинстве Причащения. К епитимии нужно относиться как к воле Божией, изреченной через священника о кающемся, и должно принимать ее к обязательному исполнению. В случае невозможности по тем или иным причинам исполнить епитимию следует обратиться для разрешения возникших трудностей к тому священнику, который ее наложил.

Как готовиться ко святому причащению

При подготовке к исповеди, в отличие от подготовки к Таинству Причащения, церковный устав не требует ни особого поста, ни особого молитвенного правила. 

Прежде чем отправиться на исповедь уместно: — Сосредоточиться на покаянных молитвах. — Внимательно исследовать помыслы, мысли, дела; отметить, по возможности, все свои греховные черты (в качестве вспомогательного пособия привести и те обвинения, которые исходили со стороны родных, близких, прочих людей).

Значение Таинства

«Если не будете есть плоти Сына человеческого и пить крови Его, то не будете иметь в себе жизни» (Ин. 6:53)

«Ядущий Мою плоть и пиющий Мою кровь во Мне пребывает и Я в нем» (Ин. 6:56)

Этими словами Господь указал на совершенную необходимость для всех христиан участия в Таинстве Евхаристии. Самое Таинство было установлено Господом на Тайной Вечери.

«Иисус взял хлеб и, благословив, преломил и, раздавая ученикам, сказал: приимите, ядите: сие есть Тело Мое. И, взяв чашу и благодарив, подал им и сказал: пейте из нее все, ибо сие есть Кровь Моя Нового Завета, за многих изливаемая во оставление грехов» (Мф. 26:26-28).

Как учит Святая Церковь, христианин, принимая Святое Причастие, таинственно соединяется со Христом, ибо в каждой частице раздробленного агнца содержится весь Христос.

Неизмеримо значение Таинства Евхаристии, постижение которого превосходит возможности нашего разума.

Это Таинство зажигает в нас Христову любовь, возносит к Богу сердце, зарождает в нем добродетели, сдерживает нападение на нас темной силы, дарует силу против искушений, оживляет душу и тело, исцеляет их, дает им силу, возвращает добродетели – восстанавливает в нас ту чистоту души, которая была у первородного Адама до грехопадения.

В размышлениях о Божественной литургии епископа Серафима Звездинского имеется описание видения одного старца-подвижника, ярко характеризующее значение для христианина Причащения Святых Тайн.

Подвижник видел «огненное море, волны вздымались и бурлили, представляя из себя страшное зрелище. На противоположном берегу стоял прекрасный сад. Оттуда доносилось пение птиц, неслось благоухание цветов.

Подвижник слышит голос: «Перейди через это море». Но перейти не было возможности. Долго стоял он в раздумье, как перейти, и слышит снова голос.

«Возьми два крыла, которые дала Божественная Евхаристия: одно крыло – Божественная Плоть Христова, второе крыло – Животворящая Кровь Его. Без них, как ни велик был бы подвиг, достигнуть Царствия Небесного нельзя».

«Евхаристия – это основа того реального единства, которое чаем во всеобщем воскресении, ибо и в преосуществлении Даров и в нашем Причащении залог нашего спасения и воскресения не только духовного, но и телесного».

Старец Парфений Киевский однажды в благоговейном чувстве пламенной любви к Господу долго повторял в себе молитву: «Господи Иисусе, живи во мне и мне дай в Тебе жити» и услышал тихий, сладкий голос: «Ядый Мою Плоть и пияй Мою Кровь во Мне пребывает и Аз в нем».

В некоторых духовных болезнях таинство Причащения является наиболее действительным врачевством: так, например, при нападении на человека так называемых «хульных мыслей» духовные отцы предлагают бороться с ними частым приобщением Святых Тайн.

«Если почувствуешь тяжесть борьбы и увидишь, что тебе не справиться одному со злом, беги к духовному отцу своему и проси его приобщить тебя Святых Тайн. Это великое и всесильное оружие в борьбе».

Для одного душевнобольного отец Иоанн рекомендовал, как средство излечения, пожить дома и почаще приобщаться Святых Тайн.

Недостаточно одного покаяния для сохранения чистоты нашего сердца и укрепления нашего духа в благочестии и добродетелях. Господь сказал: «Когда нечистый дух выйдет из человека, то ходит по безводным местам, ища покоя и, не находя, говорит: возвращусь в дом мой, откуда вышел. И пришедши, находит его выметенным и убранным. Тогда идет и берет с собой семь других духов, злейших себя и вошедши живут там. И бывает для человека того последнее хуже первого» (Лк. 11:24-26).

Итак, если покаяние очищает нас от скверны нашей души, то причастие Тела и Крови Господних напояет нас благодатью и преграждает возвращение в нашу душу лукавого духа, изгнанного покаянием.

Поэтому по обычаю церкви Таинства Покаяния (исповедь) и Причащения следуют непосредственно одно за другим. И преп. Серафим Саровский говорит, что возрождение души совершается через два таинства: «через покаяние и совершенное очищение от всякой скверны греховной Пречистыми и Животворящими Тайнами Тела и Крови Христовых».

Вместе с тем, как бы ни было для нас необходимо причащение Тела и Крови Христовых, оно не может иметь места, если не предшествует ему покаяние.

«Великое дело принимать Святые Тайны и велики от этого плоды: обновление нашего сердца Духом Святым, блаженное настроение духа. И сколь велико это дело, столь тщательной оно требует от нас и подготовки. А поэтому хочешь от Святого Причащения получить благодать Божию, – старайся всемерно об исправлении своего сердца».

На вопрос: «как часто надо приобщаться Святых Тайн?» святитель Иоанн Златоуст отвечает: «чем чаще, тем лучше». Однако, он ставит непременное условие: приступать ко Святому Причащению с искренним раскаянием в своих грехах и чистою совестию.

В жизнеописании преподобного Макария Великого имеются слова его одной женщине, жестоко пострадавшей от наговора чародея: «Ты подверглась напасти, потому что уже пять недель не причащалась Святых Тайн».

Святой праведный о. Иоанн Кронштадтский указывал на забытое апостольское правило – отлучать от церкви тех, кто три недели не был у Святого Причастия.

Преп. Серафим Саровский заповедывал Дивеевским сестрам неопустительно исповедываться и приобщаться во все посты и, кроме того, Двунадесятые праздники, не мучая себя мыслью, что недостойна, «так как не следует пропускать случая как можно чаще пользоваться благодатью, даруемой приобщением святых Христовых Тайн.

Разумеется, очень спасительно причащаться в дни своих именин и рождения, а супругам – в день их венчания.

Отец Алексий Зосимовский рекомендовал своим духовным детям приступать к Причастию также и в памятные дни кончины и именин умерших близких; это соединяет с покойниками души живущих.

Архиепископ Арсений (Чудовской) пишет: «Постоянное Причащение должно быть идеалом всех христиан. Но враг рода человеческого… сразу понял, какую силу даровал нам Господь в Святых Тайнах. И он начал дело отклонения христиан от Святого Причащения. Из истории христанства мы знаем, что сначала христиане причащались ежедневно, затем 4 раза в неделю, далее по воскресеньям и праздникам, а там – во все посты, то есть 4 раза в год, наконец, едва-едва раз в год, а ныне и того реже».

«Христианин всегда должен быть готов к смерти и к Причащению», – говорил один из духоносных отцов.

Итак, от нас зависит частое участие в Тайной Вечери Христовой и принятие на ней великой благодати Тайн Тела и Крови Христовых.

— Иногда жаждешь душой соединиться с Господом через Причащение, а мысль, что причащалась недавно – удерживает.

— Это значит Господь касается сердца, – ответил ей старец, – так что тут уже все эти холодные рассуждения не нужны и не уместны… Я вас причащаю часто, я исхожу из того, чтобы вас приобщить ко Господу, чтобы вы почувствовали, как это хорошо – пребывать со Христом.

«Без частого причащения невозможна духовная жизнь в миру. Ведь тело твое иссыхает и делается бессильным, когда ты не даешь ему пищи. И душа требует своей небесной пищи. Иначе и она иссохнет и обессилит.

Без причащения заглохнет духовный огонь в Тебе. Завалит его мирской хлам. Чтобы освободиться от этого хлама и нужен огонь, попаляющий тернии наших прегрешений.

Жизнь духовная – не отвлеченное богословие, а действительная и самая несомненная жизнь во Христе. Но как она может начаться, если ты не примешь в этом страшном и великом таинстве полноты Духа Христова? Как не приняв Плоти и Крови Христовой, будешь жить в Нем?

И здесь, как и в покаянии, не оставит тебя враг без нападений. И здесь он будет строить тебе всякие козни. Он воздвигнет множество и внешних и внутренних преград.

То будет тебе некогда, то почувствуешь себя нездоровым, то захочется отложить ненадолго, «чтобы лучше приготовиться». Не слушай. Иди. Исповедуйся. Причащайся. Ведь не знаешь ты, когда призовет тебя Господь».

Пусть же каждая душа чутко прислушивается к своему сердцу и боится прослушать стук в его двери руки Высокого Гостя; пусть боится она того, что ее слух огрубеет от мирской суеты и не может слышать тихих и нежных призывов, идущих из царства Света.

Пусть боится душа подменить переживания небесной радости единения с Господом мутными развлечениями мира или низменными утешениями телесной природы.

А когда она в силах оторваться от мира и всего чувственного, когда затоскует о свете Горнего мира и потянется к Господу, пусть дерзает единения с Ним в великом Таинстве, одевая себя при этом в духовные одежды искреннего покаяния и глубочайшего смирения и неизменной полноты нищеты духовной.

«Причащайтесь чаще и не говорите, что недостойны. Если ты так будешь говорить, то никогда не будешь причащаться, потому что никогда не будешь достоин. Вы думаете, что на Земле есть хотя бы один человек, достойный причащения Святых Тайн?

В тот момент, когда жизнь православного христианина приближается к закату и он лежит на смертном одре, очень важно, чтобы родственники, несмотря на тяжкие обстоятельства, часто этому сопутствующие, смогли пригласить к нему священника для напутствования его в Жизнь Вечную. Если умирающий сможет принести последнее Покаяние и Господь даст ему возможность причаститься, то эта милость Божья сильно повлияет на его посмертную участь. Родственникам надо иметь это в виду не только тогда, когда больной – церковный человек, но и если умирающий всю свою жизнь был маловерующим.

Последняя болезнь сильно изменяет человека, и Господь может коснуться его сердца уже на смертном ложе. Иногда таким образом Христос призывает даже преступников и хулителей! Вспомните благоразумного разбойника, распятого на кресте рядом со Спасителем и там исповедавшего свою удивительную веру, открывшую ему дверь в Рай. Господь до последнего момента ждет покаяния и хочет, чтобы все люди спаслись и достигли познания истины (1Тим. 2; 4). Поэтому при малейшей возможности к этому, родственникам необходимо помочь болящему сделать этот шаг навстречу призывающему Христу и покаяться в совершенных прегрешениях.

Обычно священника вызывают на дом заблаговременно, обратившись «за свечной ящик», где должны записать координаты больного, назначив, если это возможно, сразу время будущего посещения. Больного надо психологически приготовить к приходу батюшки, настроить на подготовку к Исповеди, насколько это позволит его физическое состояние.

Когда священник придет, больному нужно, если есть на это силы, попросить у него благословение. Родные больного могут находиться у его постели и принимать участие в молитвах вплоть до начала Исповеди, когда они, естественно, должны будут удалиться. Но после прочтения разрешительной молитвы они могут вновь войти и молиться за причастника. Чин Исповеди больных на дому отличается от обычного и помещен в 14-й главе Требника под названием «Чин, егда случится вскоре вельми больному дати причастие». Если больной знает наизусть молитвы ко Причащению и способен их повторять, то пусть делает это вслед за священником, читающим их отдельными фразами. Для принятия Святых Таин больного надо устроить на кровати так, чтобы он не поперхнулся, лучше полулежа.

После Причастия больной, если может, сам читает благодарственные молитвы. Затем священник произносит отпуст и дает Крест для целования причастнику и всем присутствующим. Если у родных больного есть желание и если это позволяет состояние причастника, то они могут пригласить священника за стол и еще раз уяснить в беседе с ним, как необходимо вести себя у постели тяжкоболящего, что предпочтительно с ним обсуждать, как поддерживать его в этой ситуации.

О времени совершения таинства исповеди

По существующей церковной практике Таинство Исповеди совершается в храмах утром в день служения Божественной Литургии. В некоторых церквях исповедь бывает еще и накануне вечером. В храмах, где Литургия служится каждый день, исповедь ежедневная. Ни в коем случае нельзя опаздывать к началу Исповеди, так как Таинство начинается чтением чинопоследования, в котором должен молитвенно участвовать каждый желающий исповедаться.

Заключительные действия на исповеди: после исповедания грехов и прочтения священником разрешительной молитвы, кающийся целует лежащие на аналое Крест и Евангелие и берет благословение у духовника.

Страсть как корень и причина греха

Страсть51 определяется, как сильная, стойкая, всеохватывающая эмоция, доминирующая над другими побуждениями человека и приводящая к сосредоточению на предмете страсти. Благодаря таким своим свойствам страсть становится источником и причиной греха в душе человека. Православная аскетика накопила многовековой опыт наблюдений и борьбы со страстями, который позволил свести их в четкие схемы. Первоисточником данных классификаций является схема преподобного Иоанна Кассиана Римлянина, которой следуют Евагрий, Нил Синайский, Ефрем Сирин, Иоанн Лествичник, Максим Исповедник и Григорий Палама.

Согласно вышеназванным учителям аскетики, греховных страстей, присущих человеческой душе – восемь.

1. Гордость.

2. Тщеславие.

3. Чревоугодие.

4. Блуд.

5. Сребролюбие.

6. Гнев.

7. Печаль.

8. Уныние.

Тщеславие и гордость

Естественная потребность: тщеславие и гордость – не естественны для человека. Они наиболее опасны и могут погубить все добродетели, приобретенные человеком в борьбе с другими страстями. Эти страсти чрезвычайно распространены изначально (сопутствуя человеку при любом, истинном или мнимом, жизненном успехе), но могут возникать и в результате преуспевания в умерщвлении других страстей. Успех в добродетели – питательная среда для их развития.

В основе тщеславия и гордости лежит эгоизм (свойственный, впрочем, любой страсти). Когда человек начинает делать добро не ради добра, а для того, чтобы получить похвалу от окружающих, – это значит, что страсть тщеславия уже пустила в нем свои тлетворные корни. Добродетель становится показной, фарисейской. Тщеславие в своем максимальном развитии перерастает в другую душепагубную страсть – гордость. Происходит это, когда человек все свои успехи в доброделании приписывает своим личным усилиям, осуждая при этом других людей. Такое состояние человеческой души очень ярко описано Господом в евангельской притче: Фарисей, став, молился сам в себе так: Боже! благодарю Тебя, что я не таков, как прочие люди, грабители, обидчики, прелюбодеи, или как этот мытарь: пощусь два раза в неделю, даю десятую часть из всего, что приобретаю. Мытарь же, стоя вдали, не смел даже поднять глаз на небо; но, ударяя себя в грудь, говорил: Боже! Будь милостив ко мне грешнику! Сказываю вам, что сей пошел оправданным в дом свой более, нежели тот: ибо всякий, возвышающий сам себя, унижен будет, а унижающий себя возвысится (Лк. 18; 11–14).

Если тщеславие характеризуется недостатком любви к Богу и забвением Его любви, то гордость – это уже забвение Самого Бога, когда человек признает себя существом, имеющим самоценное и самодостаточное бытие.

Человек, который дошел до последних бездн гордыни, отвергая Бога, стремится быть для себя высшим законодателем и судьей и уже не признает никаких внешних авторитетов. Если Господь не даст человеку разум, чтобы осознать свое состояние, и благодатные силы, чтобы выйти из него, то ему грозит гибель.

Признаки развивающейся страсти в том, что человек делает добрые дела не ради Бога, а ради удовлетворения своих амбиций. Это извращение цели христианского подвижничества приводит к тому, что вся человеческая деятельность получает ложное направление.

Результаты укоренения страсти: тщеславный человек впадает в лицемерие и ложь, услаждаясь своими «подвигами» в стяжании добродетели. Гордость является причиной таких проявлений, как потеря страха Божьего и сострадания к ближним, окаменение сердца, хула на Бога и осуждение окружающих, которое является началом и корнем многих других греховных привычек.

Духовный опыт показывает, что осуждающий другого человека в каком-нибудь беззаконии, сам часто впоследствии впадает в тот же грех. Поэтому отношение к греху осуждения должно быть однозначным: Не судите, да не судимы будете, ибо каким судом судите, таким будете судимы; и какою мерою мерите, такою и вам будут мерить. И что ты смотришь на сучок в глазе брата твоего, а бревна в твоем глазе не чувствуешь? (Мф. 7; 1–3).

Авва Дорофей, описывая развитие гордости, приводит следующую схему поведения одержимого страстью человека.

1. Сначала он игнорирует авторитет того или иного человека, поставленного над ним или являющегося авторитетом в Церкви.

2. Отвергая авторитет какого-то человека, он старается найти более высокий пример для подражания.

3. Процесс перманентного поиска приводит к отвержению все более высоких авторитетов вплоть до первоверховных апостолов Петра и Павла или боговидца Моисея.

4. Углубление состояния гордости приводит, в конце концов, к отвержению Божественного авторитета.

Методы борьбы52 заключаются в том, чтобы стяжать противоположную гордыне добродетель смирения, восхождение к которой начинается с осознания глубокой душевной и телесной немощи человека. Вторая стадия борьбы – это самоукорение, когда во всяком неприятном случае человек обвиняет себя, а не других. Третья стадия заключается в том, чтобы с благодарностью встречать те скорбные искушения, которыми полна жизнь каждого человека. Смирение подразумевает, что все, что вы делаете, словом или делом, все делайте во имя Господа Иисуса Христа, благодаря через Него Бога и Отца (Кол. 3; 17). Смирение не требует наград: Кто из вас, имея раба пашущего или пасущего, по возвращении его с поля, скажет ему: пойди скорее, садись за стол? Напротив, не скажет ли ему: приготовь мне поужинать и, подпоясавшись, служи мне, пока буду есть и пить, и потом ешь и пей сам? Станет ли он благодарить раба сего за то, что он исполнил приказание? Не думаю. Так и вы, когда исполните всё повеленное вам, говорите: мы рабы ничего не стоящие, потому что сделали, что должны были сделать (Лк. 17; 7–10). Признаки смирения описывают святые Варсонофий и Иоанн: «Совершенное смиренномудрие состоит в том, чтобы сносить укоризны и поношения, и прочее. Это служит и признаком того, что человек коснулся и совершенной молитвы, – именно то, что он не смущается более, хотя бы и весь мир его оскорблял».

Чревоугодие

Естественная потребность: необходимость в пище как источнике энергии для нормальной жизнедеятельности человеческого тела.

Предлагаем ознакомиться:  Можно заходить в церковь во время месячных

Страсть как извращение и преувеличение естественной потребности выражается в многоядении, гурманстве, лакомстве, гортанобесии (специальном выборе блюд, особо услаждающих вкус), пьянстве.

Признак развивающейся страсти: постоянное стремление к сытости и услаждению пищей и вином.

Результаты извращения естественной потребности страстью: развивается сластолюбие, обжорство, праздность, леность. Все это ведет к
богозабвению: И [ел Иаков, и] утучнел Израиль, и стал упрям; утучнел, отолстел и разжирел; и оставил он Бога, создавшего его, и презрел твердыню спасения своего (Втор. 32; 15). Сытость провоцирует ослабление внимания и потворствует развитию саможаления и самооправдания. Кроме того, чревоугодие становится причиной развития другой страсти – блуда: «Чем больше дров, тем сильнее пламя; чем больше яств – тем яростнее похоть» (Авва Леонтий).

Методы борьбы: пост и воздержание при приеме пищи. Выходить из-за стола рекомендуется немного голодным. Наслаждение, естественно сопровождающее прием вкусной пищи, теряет характер чувственности и одухотворяется, если едят с благодарными к Богу чувствами. Что касается пьянства и курения, то, по словам святителя Феофана Затворника, бороться с этими пороками можно только решившись покрепче. «Иного способа нет». Но в борьбе с любой страстью победить невозможно, если человек не обращается за помощью к Богу.

Блуд

Естественная потребность: влечение противоположных полов друг ко другу, реализуемое в христианском браке, освящаемом Церковью.

Страсть как извращение и преувеличение естественной потребности выражается в услаждении плотскими движениями, в их произвольном возбуждении и готовности удовлетворять их. Эта страсть приводит к незаконному сожительству (так называемые «любовники»), бытовому блуду, прелюбодеянию (супружеской измене одного или обоих любовников), противоестественному соитию (мужеложству, «лесбиянству», скотоложству и т. д.), рукоблудию.

Признак развивающейся страсти: внимание к похотливым помыслам и услаждение ими с желанием их реализации.

Результаты извращения естественной потребности страстью: блуд очень похож на страсть винопития – в результате приверженности к нему человек истощает душевные и телесные силы и приближает собственную смерть. Сладострастие становится основным мотивационным фактором, определяющим стиль поведения блудника. Как говорит святитель Феофан Затворник, «по разрушительным действиям своим на душу и тело страсть эта у апостола именуется похотию злою (Кол. 3; 5), а по унижению ею разумного существа – страстию бесчестия (Рим. 1; 26)”53.

Реализуется эта страсть через блудные помыслы, развивающиеся от воспоминаний прежде виденного, слышанного или испытанного во сне, а также через соблазнительные разговоры, непристойные истории и анекдоты, рассказываемые из тщеславия, через пение безнравственных песен и употребление в разговоре похабных слов. Все блудные грехи разрушают физическое здоровье одержимого ими человека и парализуют его волю.

Методы борьбы: стараться внутренне не расслабляться и при возникновении блудных помыслов сразу отбрасывать их, не допуская сочувствия к ним, и тем более, услаждения ими. Нужно с первого движения похоти возбуждать в себе гнев и неприязнь к ней. Поскольку в зарождении блудной страсти решающую роль играет чревоугодие, рекомендуется устранить из рациона жирную, острую и другую питательную пищу, а также не объедаться. Еще одна рекомендация – спать на жестком и поменьше, не допуская излишнего тепла в комнате. Исповедуя блудные помыслы и пожелания, нельзя рассказывать о них подробно, поскольку их воспоминания часто приводят к оживлению греховных чувств. При этом необходимо обращаться за помощью к Господу с молитвой об исцелении от этого недуга.

Сребролюбие

Естественная потребность: деньги как эквивалент необходимых для жизни материальных вещей нужны человеку. Но естественная потребность ограничивает количество этих вещей необходимым минимумом.

Страсть как извращение и преувеличение естественной потребности выражается в том, что человек ищет материальных благ сверх надобности, что, в конце концов, выливается в весьма уродливые формы. Так под влиянием тщеславия сребролюбец ищет возможность выделиться «из толпы» пышностью и «эксклюзивностью» принадлежащих ему вещей, будь-то загородный дом, автомобиль, яхта, личный самолет или что-то еще. Гордость и славолюбие побуждают оборотистых бизнесменов попытаться занять «подобающее место» в рядах мировой финансовой или деловой «элиты». Большая же часть сребролюбцев страдает простой скупостью и «вещизмом», отнимающими у человека возможность не только трезво мыслить, но и достойно жить.

Признак развивающейся страсти: постоянное (хотя бы только в помыслах) стремление к материальным благам, деньгам, финансовому благополучию.

Результаты извращения естественной потребности страстью: подверженный сребролюбию человек становится нетерпимым к окружающим, немилосердным, жадным, завистливым, коварным, вероломным, способным на любое (в зависимости от степени развития страсти) преступление. Его жизнь определяется стремлением ко все большему стяжанию, он может оставить мать, отца, родных ради своего призрачного счастья. «Скупой есть самый странный человек. Другие страстники ищут себе какого-либо наслаждения через удовлетворение страстей, а этот, удовлетворяя страсти, мучит себя лишениями, будто врага»54. Проявляется сребролюбие и в форме расточительности.

Методы борьбы: само богатство не является грехом, но пристрастное к нему отношение может погубить человека. Борьба, как и в случае с другими страстями, заключается в том, чтобы творить добродетели, противоположные страсти: давать милостыню, помогать нуждающимся, не копить излишних денег. Надеющиеся на деньги выражают тем самым свое маловерие, уповая на золотого тельца, а не на Бога. Необходимо умолить Господа, дабы Он помог изменить такое страстное устроение болеющего сребролюбием.

Святой апостол Павел дает для борьбы с этим грехом следующие рекомендации: мы ничего не принесли в мир; явно, что ничего не можем и вынести из него. Имея пропитание и одежду, будем довольны тем. А желающие обогащаться впадают в искушение и в сеть и во многие безрассудные и вредные похоти, которые погружают людей в бедствие и пагубу; ибо корень всех зол есть сребролюбие, которому предавшись, некоторые уклонились от веры и сами себя подвергли многим скорбям (1Тим. 6; 7–10).

Гнев

Естественная потребность: гнев не естественен для человеческой природы, а является ее извращением, поэтому борющийся с гневом в себе борется с порчей своего естества.

Но склонность к гневу может явиться и следствием темперамента. В этом случае греховно равнодушное отношение человеческой воли к импульсивным движениям своей души.

Признаки развивающейся страсти: раздражительность и нетерпеливость, вызываемые действиями окружающих или просто обстоятельствами, возникающими помимо чьей-либо видимой воли.

Результаты укоренения страсти: развитие страсти может привести к совершению тяжких, смертельных грехов, к таким, например, как тяжкие увечья, нанесенные в приступе гнева, и даже убийство. Вот как иллюстрирует вспышку страсти святитель Феофан Затворник: «Обычное дело начинается из мелочей, легким огорчением, – горечью, – которая, если тотчас не уничтожить ее, скоро переходит в серчание; не удержи серчание, оно разгорится во вспышку гнева, в ярость; после этого тотчас начинаются крупные слова, брань, а вместе с этим и хула, укоры и поношения друг друга. Побранились, накричались, разошлись не помирившись и злятся друг на друга, придумывая и приговаривая даже: я тебе то сделаю, я тебе докажу. Это месть в больших или меньших размерах. Всему этому неуместно быть среди христиан»55.

Отношение к страсти гнева и методы борьбы с ней: поскольку гнев человека не творит правды Божией (Иак. 1; 20), то апостол Павел призывает: Не будь побежден злом, но побеждай зло добром (Рим. 12; 21). Об этом же говорится в Евангелии: любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас (Мф. 5; 44). Страсть гнева – одна из сильнейших страстей человека, на борьбу с ней часто уходят многие годы. Поскольку гнев как бы «вырастает» из тщеславия, самолюбия и самомнения, особое внимание надо обращать на борьбу с этими питающими страсть «корнями». Святитель Василий Великий рекомендует в борьбе с гневом придерживаться следующей тактики: «Истреби в себе две мысли: не признавай себя достойным чего-либо великого и не думай, что другой человек много ниже тебя по достоинству. В таком случае наносимые нам обиды никогда не приведут тебя в раздражение».

Один из самых действенных методов борьбы с этим грехом – «праведный гнев», который проявляется в обращении нашей способности к раздражению и злости на саму страсть: «Не только допустимо, но впрямь спасительно гневаться на свои собственные грехи и недостатки» (св. Димитрий Ростовский).

Когда возникает повод для гнева, нужно волевым движением остановить те слова и поступки, которые в запальчивости возбуждает сделать страсть. Затем надо успокоиться и лишь после этого можно отвечать возбудителю конфликтной ситуации. Противоположные этой страсти добродетели – радушие и милосердие ко всем.

Печаль и уныние

Естественная потребность: печаль – «неестественная страсть», возникающая тогда, когда утихает страсть гнева, вызывающая в человеке такое напряжение сил, в котором он долго находиться не может. Когда это напряжение спадает, его заменяет печаль, которая может давать разные плоды. Так, если человек после вспышки гнева осознает, что она явилась результатом несовершенства собственной души, его печаль приобретает оттенок покаяния за совершенное. Если же человек продолжает хранить в своем сердце раздражительность, то это приводит к еще более пагубному состоянию, когда гнев в его душе перемежается унынием, приводящим к гибели: Ибо печаль ради Бога производит неизменное покаяние ко спасению, а печаль мирская производит смерть (2Кор. 7; 10).

Печаль может возникать и по другим причинам, когда, например, человек в общении с себе подобными не получает того, что хотел бы от них получить. И такие факты приводят человека в состояние постоянного недовольства жизнью. В том же случае, когда печаль проявляется из-за того, что мы не имеем возможности помочь страдающим близким, можно говорить о сострадании, как проявлении заповеданной нам любви к ближнему. Также печаль и уныние возникают от чрезмерной занятости собой, своими переживаниями и неудачами.

Священное Писание устами Иисуса, сына Сирахова, обличает такое греховное устроение человека: Не предавайся печали душею твоею и не мучь себя своею мнительностью; веселье сердца – жизнь человека, и радость мужа – долгоденствие; люби душу твою и утешай сердце твое и удаляй от себя печаль, ибо печаль многих убила, а пользы в ней нет (Сир. 30; 22–25).

Признак развивающейся страсти – раздражительность от невозможности достигнуть поставленных себе целей. Если это периодически приводит к печали и унынию, стоит говорить о начале зарождения страсти.

Результаты укоренения страсти: печаль в своем максимальном развитии перерастает в уныние, являющееся смертельным грехом, потому что закрывает человеку путь к покаянию. Подверженные этому состоянию не могут ни молиться, ни читать Священное Писание, ни выполнять служебные и иные свои обязанности. Это состояние приводит человека к апатии и безнадежности, что является крайней степенью проявления печали, когда человек уже не способен осознать всю ее пагубность. Уныние может стать причиной непрощаемого греха – самоубийства, после которого уже нет никакой надежды на Божье милосердие.

Кроме того, печаль и уныние приводят к угасанию любви к окружающим, равнодушию к чужим страданиям, к зависти и злобе по отношению к тем, кто, по мнению унывающего, преуспевает. Уныние может выражаться в холодности и бесчувственности на Исповеди, в маловерии и сомнениях в Боге, в умалении своих грехов и обвинении ближних, а также в лености, праздности и празднословии.

Методы борьбы: уныние – очень тяжелый грех; чтобы избавиться от него надо предпринимать большие усилия. Необходимо постоянно прибегать к Богу с молитвой об исцелении от этого недуга и регулярно Причащаться (с какой периодичностью надо это делать – лучше обсудить со священником). Рекомендуется также совершать добрые дела и отсекать от себя недовольство какими-то происходящими в жизни событиями, если они приводят к унынию. Это нелегко, поэтому надо себя постоянно к этому понуждать. Необходимо включить в свое молитвенное правило чтение Евангелия (лучше ежедневно и в одно и тоже время в течение 10–20 минут) и духовной литературы.

Между всеми перечисленными страстями существует такая диалектическая связь, когда одна греховная привычка коренится в другой, сама, в свою очередь, порождая последующую. Особенно опасен тот факт, что страсти могут формироваться в человеческой душе не только от ее очевидных пороков, но и от добродетелей, когда, например, дела милосердия становятся причиной тщеславия. Взаимосвязью страстей обусловливается и последовательный подход к их «лечению».

Так Иоанн Кассиан Римлянин пишет в связи с этим: «Эти восемь страстей, хотя имеют разное происхождение и разные действия, однако шесть первых, то есть чревоугодие, блуд, сребролюбие, гнев, печаль и уныние соединены между собой особым неким сродством, по коему излишество предыдущей дает начало последующей. Ибо от излишества чревоугодия необходимо происходит блудная похоть, от блуда – сребролюбие, от сребролюбия – гнев, от гнева – печаль, от печали – уныние. Потому против них надо сражаться тем же порядком, переходя в борьбе с ними от предыдущих к последующим: чтобы победить уныние, сначала надо подавить печаль; чтобы прогнать печаль, прежде нужно подавить гнев; чтобы погасить гнев, нужно попрать сребролюбие; чтобы исторгнуть сребролюбие, надо укротить блудную страсть; чтобы подавить эту похоть, надо обуздать чревоугодие»56.

Страсть есть болезненное расширение естественной человеческой потребности, удовлетворение которой уже не приносит отдыха измученной душе, а вызывает все большие и большие пожелания. Страсть ненасытна: чем больше ее удовлетворяют, тем больше она требует удовлетворения. Это плен, когда человек не является сам себе хозяином. Страсть, как паразит, использует человека, воля которого оказывается фактически парализованной, до тех пор, пока он жив.

Поводом для развития страсти, как это уже не раз отмечалось, становится удовлетворение естественных надобностей человека. Но злом является не пища, а чревоугодие, не деторождение, а блуд, не зрение, а «похоть очес», не золото, а сребролюбие.

Развитие страсти начинается с греховного помысла. Если человек допустит его в свою душу и позволит ему там хозяйничать, это станет начальным пунктом развития страсти. Поэтому борьба с нечистыми помыслами составляет один из самых существенных разделов аскетики. Как пожар легче предотвратить, чем тушить, так и развитие страсти легче свести на нет, пока она пытается утвердиться в душе человека дурными помыслами.

Стадии постепенного образования страсти

1. Прилог или приражение (слав. приразитися – столкнуться с чем-либо) – греховные впечатления или представления, которые возникают в сознании помимо воли человека. Прилоги не считаются грехом и не вменяются в вину человеку, если человек не отвечает на них сочувствием.

2. Помыслом становится прилог, встретивший в душе человека сначала интерес, а потом сочувствие к себе. Это первая стадия развития страсти. Помысел рождается в человеке, когда его внимание становится благосклонно к прилогу. На этой стадии помысел вызывает чувство предвкушения будущего удовольствия. Святые отцы называют это сочетанием или собеседованием с помыслом.

3. Склонение к помыслу возникает тогда, когда помысел всецело овладевает сознанием человека и его внимание оказывается сосредоточено только на нем. Если человек усилием воли не может освободиться от греховного помысла, заменив его благим и богоугодным, то наступает следующая стадия, когда сама воля увлекается греховным помыслом и стремится к его осуществлению. Это означает, что грех в намерении уже совершен и остается только практически удовлетворить греховное пожелание.

4. Четвертая стадия развития страсти называется пленением, когда страстное влечение начинает господствовать над волей, постоянно увлекая душу к реализации греха.

Великий подвижник, аскет и молитвенник святитель Феофан Затворник различает в развитии страсти шесть моментов: «Скажу вам, когда начинается грешность. Вот как идет искушение:

1. Представляется в мыслях худое, или глаз увидит что и виденное пробуждает мысли недобрые! Это есть прилог или приражение. Тут нет грешного; ибо и то и другое невольно нападает. Если вы тотчас, как только сознаете, что это худое, воспротивитесь ему и к Господу обратитесь, вы сделаете должное, – подвиг духовный. Но если вы не воспротивитесь, а станете думать и думать, не сопротивляясь и не ненавидя, не отвращаясь; то это уж не добре.

2. Но если кто займется помыслом этим и станет думать о нем и думать, то он сделает второй акт грехопадения – внимание к злому помыслу или собеседование с ним. Тут нет еще греха, как я сказал, а полагается ему начало.

3. Третий момент в грехопадении – сочувствие худому помыслу, приятно думать, и самое дело приятно. Тут больше греха, но еще нет его. Это нечистота. И бывает, сочувствие вырывается вдруг – непроизвольно.

4. Четвертый момент в грехопадении есть склонение воли, пожелание дурное, хотя еще не решительное. Тут грех есть; ибо есть дело произвольное. Чувствами не всегда можно владеть, но пожелания в нашей власти. Однако ж все это еще не настоящий грех, а только преддверье к нему.

5. Пятый момент – согласие на грех или решение согрешить. Тут грех настоящий, только внутренний.

6. За этим не замедлит явиться и грех делом».

Созревшая и укоренившаяся страсть является идолом, которому подверженный ей человек, часто не ведая этого, служит и поклоняется. Путь к освобождению от тирании страсти – искреннее покаяние и решимость исправить свою жизнь. Признак сформировавшихся в душе человека страстей – повторение почти на каждой Исповеди одних и тех же грехов. Если это происходит, значит в душе человека, сроднившегося со своей страстью, происходит процесс имитации борьбы с ней.

Авва Дорофей различает в человеке по отношению его к борьбе со страстью три состояния.

1. Когда он действует по страсти (приводя ее в исполнение).

2. Когда человек сопротивляется ей (не действуя по страсти, но и не отсекая, имея ее в себе).

3. Когда искореняет ее (подвизаясь и делая противное страсти).

Освобождаясь от страстей, человек должен приобретать противоположные им добродетели, иначе страсти, покинувшие было человека, обязательно вернутся.

Связь таинства елеосвящения с прощения с прощением грехов

«Молитва веры исцелит болящего… и если он соделал грехи, простятся ему» (Иак. 5:15).

Как бы тщательно мы ни старались запоминать и записывать свои грехи, может случиться, что существенная часть их не будет сказана на исповеди, некоторые будут забыты, а некоторые просто не осознаны и не замечены, в силу духовной слепоты.

В этом случае церковь приходит на помощь кающемуся с Таинством Елеосвящения или, как его часто называют, «соборования». Это Таинство основано на указании апостола Иакова – главы первой иерусалимской церкви.

«Болен ли кто из вас, пусть призовет пресвитеров церкви и пусть помолятся над ним, помазав его елеем во имя Господне. И молитва веры исцелит больного, и восстановит его Господь; и если он соделал грехи, простятся ему» (Иак. 5:14-15).

Таким образом, в Таинстве Елеосвящения прощаются нам грехи, не сказанные на исповеди по незнанию или же по забывчивости. А как болезни есть следствие нашего греховного состояния, то освобождение от греха часто ведет и к исцелению тела.

Некоторые из нерадивых христиан пренебрегают Таинствами церкви, по нескольку и даже помногу лет не бывают на исповеди. И когда сознают ее необходимость и придут на исповедь, то им, конечно, трудно вспомнить все грехи за много лет соделанные. В этих случаях Оптинские старцы всегда рекомендовали таким раскаявшимся христианам принять участие сразу в трех Таинствах: исповеди, Елеосвящения и Причащения Святых Тайн.

Некоторые из старцев считают, что в Таинстве Елеосвящения могут участвовать через несколько лет и не только тяжело больные, но и все ревнующие о спасении своей души.

Вместе с тем следует указать, что тем христианам, которые не пренебрегают достаточно частым Таинством исповеди, оптинские старцы не советовали собороваться без наличия серьезного заболевания.

В современной церковной практике Таинство Елеосвящения совершается в храмах ежегодно в Великий Пост.

«Владыко, поскольку и забыть свои согрешения есть грех, то я во всем согрешил Тебе Единому Сердцеведцу. Ты и прости меня за все по Твоему человеколюбию, ибо там-то и проявляется великолепие славы Твоей, когда Ты не воздаешь грешникам по грехам им, ибо Ты препрославлен во веки. Аминь»».

Список использованной литературы

1) Еп. Игнатий Брянчанинов. «В помощь кающимся». С-Пб., «Сатис».1994.

2) Св. прав. Иоанн Кронштадтский. «Мысли христианина о Покаянии и Святом Причащении». М., Синодальная библиотека. 1990.

3) Прот. Григорий Дьяченко. «Вопросы на исповеди детей». М., «Паломник». 1994.

4) Схиигумен Савва. «О Божественной Литургии». Рукопись.

5) Схиигумен Парфений. «Тропинка к единому на потребу-Богообщению». Рукопись.

6) ЖМП. 1989, 12. стр. 76.

7) Н.Е. Пестов. «Современная практика православного благочестия». Т. 2. С-Пб., «Сатис». 1994.

Как подходить к батюшке для исповеди

Господь в любом случае поймёт. Есть хороший рассказ по этому поводу: «Зеница ока».

Бог пожелал, чтобы мы каялись не перед безгрешными Ангелами, а перед людьми. Мы должны стыдиться совершения греха, а не покаяния. Если человек искренне возненавидел свои грехи, то он не постесняется признаться в них перед священником. 

Иногда можно заметить, что некоторые прихожане, с удивительной педантичностью и скрупулезностью исповедающиеся в малейших нарушениях церковных правил или неблагоговении к святыням, с тем же удивительным постоянством остаются довольно жесткими и немиролюбивыми в отношениях с окружающими людьми.  Священник Филипп

См. ГРЕХ, СТРАСТИ, ПОКАЯНИЕ, ПОДГОТОВКА К ТАИНСТВУ ПРИЧАЩЕНИЯ, АСКЕТИКА

Приняв решение исповедаться, отнеситесь к нему со всей ответственностью:

  • Подумайте о прегрешениях.
  • Примиритесь с близкими.
  • Простите обиды.
  • Попросите прощения.

Люди, впервые пришедшие на исповедь, затрудняются обратиться к священнику, не зная:

  • С какими словами правильно подойти к архиерею.
  • Что говорить на исповеди.
  • Какие вопросы задает священник и др.

Многие теряются и боятся выглядеть нелепо.

На сайте «Азбука веры» подробно объясняется данный вопрос, где онлайн любой желающий узнает основные правила:

  1. Готовясь дома к исповеди, обратитесь с молитвой к Богу с просьбой открыть содеянные грехи.
  2. Идя в церковь, не надейтесь на память, а запишите свои грехи на бумажке. Многие, подходя к аналою, где происходит исповедь, от переживания забывают о чем сказать.
  3. Подойдя к батюшке, выполняется поклон головой и, сложив руки крестообразно перед собой, просится о благословении.
  4. Затем положить два пальца правой руки на Святое Распятие, голову – на Библию.
  5. Священник покрывает кающегося частью одеяния (епитрахилью), спрашивает имя и просит назвать грехи, совершенные человеком.
  6. Если обратившийся затрудняется сказать необходимые слова, духовник задает некоторые наводящие вопросы.
  7. После окончания таинства, над кающимся произносится разрешительная молитва и снимается с головы покрывало.
  8. Кающийся крестится, целует Распятие и Библию.
  9. Священник дает поцеловать руку и благословляет совершившего покаяние.

Обратите внимание! В таинстве исповеди человек остается один на один с Богом, а священник – лишь свидетель примирения.

В помощь кающемуся, батюшка задает наводящие вопросы:

  • В каких делах согрешил.
  • Обидел ли кого.
  • Всех ли простил.
  • Какие помыслы терзают душу.

Иногда священник проводит обряд группового исповедания, от трех и более человек.

Такое таинство совершается при:

  • Большом стечении желающих принять участие в покаянии.
  • Подготовке к крещению ребенка.
  • Перед венчанием.

В таких случаях все желающие выстраиваются перед батюшкой, который, обращаясь к присутствующим, говорит, чтобы каждый произносил собственные грехи и читает разрешительную молитву.

С каких слов начать называть свои грехи и как правильно закончить

Многие не понимают грехов, не видя ничего предосудительного в содеянном, потому для совершения таинства примирения с Богом называют первые понравившиеся слова из общей памятки идущему на исповедь.

Это в корне неверно и не приносит пользы. Чтобы осмысленно подготовиться к таинству, детально воссоздайте в уме собственную жизнь, подмечая поступки, вызывающие чувство сожаления и раскаяния за содеянное.

Такие деяния необходимо называть при исповеди, ничего не приукрашивая и не приуменьшая.

Приступая к таинству, скажите Богу, что согрешили пред ним и начните перечислять совершенные неблаговидные поступки.Во время разговора с Богом не надо во всех подробностях описывать содеянное, достаточно кратко произнести суть.

Окончив диалог скажите, что раскаиваетесь в содеянном и просите Господа простить грехи.

Священник, находясь рядом и являясь свидетелем произошедшего диалога, даст совет, как правильно себя вести в дальнейшей жизни, чтобы избавиться от подобных поступков.

Пример исповедальной речи

Дома, готовясь к исповеди, надо правильно выявить грехи и подготовиться к оглашению.

Люди, редко подходящие к таинству, испытывают чувства стыда и стеснения.

Чтобы подавить смущение в душе, они выдумывают высокопарную речь, приукрашивая сказанное и включая церковные выражения.

Это неправильно и не полезно; готовя исповедальную речь, помните, что это – разговор с Богом, ведущим человека изнутри, а чрезмерная напыщенность или самоедство заглушают истинные чувства.

Группы грехов Название Описание
Против Бога Хула на Бога Недовольство жизнью, человек жалуется, ропщет, считает себя несчастнее других
Кощунство Насмешки над церковными таинствами, обрядами, обычаями; анекдоты и юмор, церковной направленности, не важно, слушает человек или рассказывает
Клятвопреступления Дающий клятвы согрешает пред Богом
Недержание слова Любое данное слово или обет должны исполняться
Несовершение ежедневной молитвы, нерадение о душе В молитве человек общается с Богом, без ее ежедневного совершения он отдаляется от Небесного Отца
Суеверие, обращение к гадалкам, шептухам Это мерзость пред Господом
Против ближнего Неуважение к родителям, старшим Несоблюдение заповеди, данной Богом
Причинение обиды, осквернение ближнего Обижая ближнего, наносится вред собственной душе
Клевета Ложь наносит непоправимый вред
Ненависть, издевательство, унижение Приравнивается к человекоубийству
Злопамятство Свидетельствует о себялюбии, высокомерии
Осуждение Кто осуждает ближнего, будет осуждаем Богом
Против себя Лень, празднословие Развращает душу
Ложь Смертный грех
Лесть То же, что и ложь
Нетерпение, маловерие Слабая вера
Отчаянье, мысли о самоубийстве Приравнивается к убийству

Приведенные в таблице грехи ежедневно совершает каждый человек, они вошли в обыденную жизнь, стали нормой, губя и развращая душу.

Но борьба с пороками – ежедневный подвиг, требующий огромного внимания и желания исправиться.

В одиночку человек не в силах возобладать с грехами, но заручившись помощью Создателя, под силу многое.

Более подробный перечень грехов и образец правильно составленной исповедальной речи представлен в православном молитвослове.

Где и когда можно исповедоваться?

Исповедоваться можно в любом месте в любой день года, но общепринятой является исповедь в храме в определённое расписанием время или по договорённости со священником. Исповедующийся должен быть крещёным.

На первую исповедь или исповедь после долгого перерыва лучше не приходить в воскресенье или дни великих церковных праздников, когда храмы полны молящимися и велика очередь на исповедь. Также желательно приходить к Таинству заранее.

Первую Исповедь не следует соединять с первым Причащением, чтобы в полной мере ощутить впечатления от этого великого события в нашей жизни. Впрочем, это только совет. 

Стоит ли мыться, если точно знаешь, что снова запачкаешься? Покаяние – это желание переродиться, оно не начинается исповедью и не заканчивается ей, это дело всей жизни. Покаяние это не только перечисление грехов перед Богом при свидетельстве священника, это состояние души, ненавидящей грех и избегающей его.

Покаяние должно быть не просто эмоциональной разрядкой, это системная, осмысленная работа над собой, имеющая целью приблизиться по своим качествам Богу, уподобиться Ему в добродетелях. Православие имеет неисчерпаемое аскетическое наследие, составленное святыми подвижниками, которое необходимо изучать для правильной организации духовной жизни.Наша цель не просто очиститься от грехов и страстей, но приобрести добродетели. Мало, например, перестать воровать, необходимо научится милосердию.

Священник вправе отказать в исповедании, но только если человек некрещеный. Во всех других ситуациях подобный поступок не допускается.

Если Бог привел человека в церковь, служитель не имеет права отказать в таинстве.

Иногда, если человек пришел на исповедь в неурочное время, а священнослужитель очень занят различными требами, они договариваются о времени проведения таинства.

Если грешник покаялся в совершении смертных грехов, священник вправе назначить епитимью и не допустить к причастию на определенный срок.

Эти вынужденные меры направлены на исцеление души, и должны приниматься с благодарностью.

Настоящая молитва, совершаемая с верой, творит чудеса, исцеляя души и тела. Приучите себя к ежедневной молитве, беседуйте с Богом, и он прибудет в вас.

Оставьте комментарий

Adblock detector